Загон или уравнивание шансов?

Благотворители обсуждают феномен позитивной дискриминации людей с инвалидностью

Мэр Москвы Сергей Собянин учредил 22 мая ежегодную премию имени Николая Островского для людей с инвалидностью и выдающимися достижениями. Победители в 10 номинациях — искусство, литература, публицистика, дизайн, мода, продвижение ЗОЖ и других — получат приз в 150 тысяч рублей. Могут ли претендовать на участие люди только с физическими особенностями, или только с ментальными, или же все, — пока неизвестно.

Эта инициатива спорна, считают благотворительные организации, помогающие людям с физическими и ментальными особенностями. Задача прогрессивного общества — интегрировать людей с инвалидностью в широкий социум, а создание таких премий- междусобойчиков , по мнению некоторых опрошенных Такими делами экспертов, этой задаче скорее вредит, а не помогает.

Ирина Меньшенина

ДИРЕКТОР ПО РАЗВИТИЮ ФОНДА ДАУНСАЙД АП

Я бы не ставила вопрос так категорично — этично это или нет. Все имеет свою эволюцию. На данный момент нам нужно признать публично и вслух, что люди с инвалидностью не просто есть, а они разные, и среди них есть люди со своими талантами. Почему бы не провести такую премию и не вручить им награды? Это как раз уравнивает их в возможностях с людьми, не имеющими инвалидности, которые конкурируют между собой в рамках других конкурсов талантов.

Кто-то скажет, что люди с инвалидностью должны выступать наравне со всеми в общих конкурсах, но это не во всех ситуациях правильно. Человек, у которого есть инвалидность, — он все же другой, отличается от обычного . Я хорошо знаю тему людей с синдромом Дауна. Если сравнивать танцора с таким синдромом и танцора без него — это разные условия, способности, возможности. Уравнивать всех тоже не лучшая идея. Уравнивание в правах не должно переходить в уравнивание в оценке.

Я не соглашусь с мнением, что такая премия — загон для людей с ограниченными возможностями. Если все будет проводиться открыто, если туда пригласят множество зрителей, будут брать интервью у номинантов и победителей, если у премии будет качественное сопровождение в СМИ, если участникам будут аплодировать, признавая их способности и таланты, — это не загон.

Наоборот, этим людям не надо будет бороться и тратить усилия на поиск возможности проявить себя. Вопрос в том, как это все будет технически реализовано: какие будут применяться критерии, кто их будет оценивать.

ДЕЛО НЕ В ОСОБЕННОСТЯХ ЧЕЛОВЕКА, ДЕЛО В ТОМ, НАСКОЛЬКО ТЫ МОТИВИРОВАН

Нужно понять, люди с какими именно особенностями там будут представлены. Есть люди с сохранным интеллектом, но с физическими ограничениями, есть люди с ментальными особенностями, и все эти категории внутри разнятся между собой. Учесть все тонкости в системе выбора победителей — важная задача для организаторов. Тут важно никого не обидеть. Можно провести параллель с Паралимпиадой и Специальной Олимпиадой — внутри этих соревнований очень много градаций.

Чтобы прекратить бесконечные споры о том, этично ли то, этично ли это, было бы здорово в рамках распространенных больших конкурсов и наград, проводимых среди всех людей, приглашать к участию людей с ограниченными возможностями. Наша театральная студия для людей с синдромом Дауна получила приз на фестивале театральных коллективов, соревнуясь с обычными коллективами, без скидки на их особенности. Есть детский музыкальный театр Домисолька , куда берут солнечных детей наравне со всеми остальными, и это прекрасная поддержка для них.

Пусть будут отдельные конкурсы, пусть будут совместные конкурсы, пусть в них будут отдельные номинации — нужно как можно чаще видеть этих людей, аплодировать им, вручать им подарки. Тем, что мы сделаем это открыто и громко, мы как раз таки уберем барьер. А там пусть уж каждый выбирает сам, где ему участвовать: бежать марафон или только 10 километров. В этом разнообразии и бесконечном миксе — вся прелесть. Так что пусть будет эта премия, сама по себе идея не плохая.

Мария Генделева

РУКОВОДИТЕЛЬ ОТДЕЛОВ УНИВЕРСАЛЬНОГО ОТДЕЛА И РАЗВИТИЯ ЛИДЕРСКИХ КАЧЕСТВ СРЕДИ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ ФОНДА ПЕРСПЕКТИВА

Мне кажется, было бы лучше, если бы ввели премию для тех, кто помогает людям с инвалидностью. Как-то странно давать премию за самые активные действия или самое доброе сердце среди людей с инвалидностью, когда мы стремимся к инклюзивному обществу, где люди с инвалидностью и без вместе работают, учатся, отдыхают. Подобными премиями мы, мне кажется, отдаляемся от нашей общей цели.

Возможно, нужно сменить курс и не акцентировать внимание на особенностях человека. Множество людей с инвалидностью не просто активны, но и продвигают идею инклюзивного общества. Нужно изменить саму премию, допустить туда людей без инвалидностей, пусть все будут в одних рамках, и целью всей затеи будет понять, кто же все-таки больше творит добра и уделяет внимания людям с инвалидностью.

ЭТО КАК С КОНКУРСОМ КРАСОТЫ: ЕСЛИ ТЫ В НЕМ НЕ УЧАСТВУЕШЬ, ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ТЫ НЕКРАСИВА

Я сама передвигаюсь на коляске уже 15 лет, я каждый день езжу на работу, где руковожу двумя отделами, абсолютно не связанными друг с другом. Иногда мне кажется, что я работаю даже больше, чем мои сотрудники и подчиненные без инвалидности. Дело не в особенностях человека и в его возможностях, дело в том, насколько ты мотивирован, насколько у тебя большое сердце, насколько ты горишь идеей.

Зачастую очень много людей с инвалидностью работают намного больше, потому что действительно хотят что-то изменить. Например, создать доступную для всех среду, хотя бы потому что она им больше нужна, или заняться трудоустройством людей с теми же особенностями, или инклюзивным образованием. Большой вопрос, чья помощь людям с инвалидностью значительнее — исходящая от них самих или же от остальных людей.

Мы все с вами разные люди. Кто-то лидер от природы, и ему легко говорить о себе, легко выступать и презентовать себя. А есть люди с инвалидностью, которые не любят или не хотят общественного признания, стесняются даже писать о себе. Так что, мне кажется, многим эта премия и не нужна, а некоторые просто воспользуются ситуацией.

Это сложный вопрос, как с конкурсом красоты: если ты в нем не участвуешь, это не значит, что ты некрасива. Тем более, когда выбирают из того количества кандидатов, которые сами себя представили. Я не знаю, как с помощью такого голосования можно определить, кто самый лучший, кто самый добрый и активный. Как это будет решаться? С помощью жюри, каких-то экспертов, или будет голосование в интернете? Отдельно нужно говорить о людях с ментальной инвалидностью, которые тоже много чего делают, но иногда им нужна отдельная поддержка, чтобы даже написать о себе. Готова ли эта премия принять людей со всеми формами инвалидности?

Если говорить о Паралимпиаде, там идет речь о физических ограничениях — человек на коляске не может подпрыгнуть, побежать, поплыть. Соревноваться с человеком без инвалидности он не будет. Но соревноваться в том, насколько ты профессионален в той или иной области, насколько ты хороший руководитель, — почему нет? Я бы с удовольствием посоревновалась с руководителем того же уровня. Зачем тогда отделять одних от других?

Анна Битова

ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ЛЕЧЕБНОЙ ПЕДАГОГИКИ

Я всегда за инклюзивный вариант, но с другой стороны мы понимаем, что у этой категории людей всегда плохо с финансами. С одной стороны, эта премия — действительно неинклюзивная история. С другой стороны, если подумать, любой человек с особенностями преодолевает очень многое, и если ему с какой-то другой стороны помочь, лишним это не будет. То есть с одной стороны это отделение, а с другой — уравнивание шансов. Если человек музыкант, на премиальные деньги он сможет купить инструменты, которые он не может себе позволить из-за маленькой пенсии. Так что, наверное, из этой премии тоже что-то хорошее может выйти.

Вопрос в том, как все организуют. Надо привлекать внимание к тому, что эти люди талантливы и хороши, имеют много возможностей для самореализации и являются ценной частью нашего общества. В этой премии есть какая-то важная идея. Действительно, есть такой момент, что им дают определенный костыль, давая им соревноваться только в своей среде. Может, не надо так ярко акцентировать на этом внимание. В общем, думаю, в этом есть и плюсы, и минусы. Я хочу, чтобы тема инвалидности была более открыта, чтобы о ней больше разговаривали, чтобы к ней привлекалось много внимания. У нас же есть Паралимпиада, и мы не говорим, что это дискриминация.

Думаю, против этой премии выскажутся в основном те, кто держит в уме людей именно с физическими ограничениями, которые могут быть полноценными художниками, музыкантами, режиссерами и так далее. Что касается людей с ментальными особенностями, проводить среди них, например, конкурсы наивного искусства— скорее хорошая идея. Надеюсь, что организаторы сделают все по-умному и учтут все это.

Митя Алешковский

СОУЧРЕДИТЕЛЬ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА НУЖНА ПОМОЩЬ

На мой взгляд, настоящее равноправие начинается тогда, когда общество создает все возможности для того, чтобы не было никаких различий между людьми с так называемыми ограниченными или альтернативными возможностями. На мой взгляд, в этом вопросе очень показателен пример Оскара Писториуса, знаменитого южноафриканского бегуна с протезами вместо ног, который долгое время добивался того, чтобы его включили в обычные соревнования, а не в Паралимпиаду. Он не хотел считать себя инвалидом, а хотел считать себя обычным и нормальным человеком. По-моему, это и есть правильный подход к тому, каким образом мы должны относиться к людям с альтернативными возможностями. Сейчас Писториус сидит в тюрьме за убийство своей девушки, но он не бегал на соревнованиях медленнее и вел совершенно обычную жизнь спортсмена.

В ЭТОЙ ПРЕМИИ НЕТ НИЧЕГО ПЛОХОГО, ОНА НЕ ВРЕДНА, ПРОСТО ОНА НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА

Мы должны относиться к людям с ограниченными возможностями таким образом, чтобы они чувствовали себя полноценными людьми, а не выделять их в отдельный кластер, в гетто, где говорить им: а вот теперь внутри него развивайтесь. Так не будет никакого развития и равноправия. При этом очень важно разговаривать об этих проблемах и решать их, помогать этим людям социализироваться, создавать удобную для них городскую среду, заниматься какими-то инклюзивными проектами, образованием.

В этой премии нет ничего плохого, она не вредна, просто я думаю, она не будет иметь смысла. Не думаю, что денежный приз — лучший способ мотивации и решения каких-то проблем дискриминации. Человек, который получает деньги, не интегрируется от этого одного факта лучше в общество, оно само должно работать на его интеграцию. А это уже не зависит от того, есть деньги у инвалида, или нет. Развитию общества никак не поможет, если он на эти 150 тысяч рублей купит себе новую коляску. Деньги — просто приятный бонус, который никого ни к чему не обязывает и не мотивирует, просто создает определенную видимость. Хорошо, что эта премия привлекает внимание к теме, это уже лучше, чем ничего. Но ждать большого эффекта не стоит.

Надо делать так, чтобы человек с альтернативными возможностями, пришедший устраиваться на работу, не чувствовал себя отличающимся от остальных соискателей. Чтобы он мог самостоятельно выходить на улицу, в магазин. Речь не только о безбарьерной среде, речь об отношении людей. Не нужно никаких квот и гетто, не только в премиях и спорте, но и везде. Мы не делаем отдельную премию для Рэя Чарльза, просто потому что он слепой. Он полноценный великий музыкант, и не потому, что он слепой. Нет отдельной премии Грэмми для слепых.

Предупреждение о конфликте интересов

Автор: Дмитрий Сидоров

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Валентина Присяжная     #1     0  

    Всё правильно и до боли противно ,что инвалидов будем возвышать ,а здоровое население молодёжи будем делать инвалидами .

    ответить