«Идет миграция национальной гордости в прошлое» — Евгений Енин...

«Встали мы, по карманам похлопали: нечем гордиться. Попытались возгордиться победами в Сирии, не вышло. Тогда плюнули в неласковую реальность и — шмыг в уютное прошлое. Там нас никто уже не обгонит».

Евгений Енин, телеведущий, блогер, автор рубрики «Смотритель»:

— Я не хотел писать про день Победы, но добил отказ кинотеатров от показа 9 мая блокбастера «Мстители. Война бесконечности». Этакая эссенция околодняпобедного маразма. Минкульт и прокатчики решили сделать День Победы днем российского кино.

Сделать День Победы днем фильмов про войну и крутить в кинотеатрах только их, от «Баллады о солдате» и «В бой идут одни старики» до «Бесславных ублюдков», решение не бесспорное, но логичное. Но показывать уже открученные «Лед» и «Движение вверх», показывать не бьющие их дешевые голливудские ужастики и не показывать реальный блокбастер, снятый, если уж на то пошло, союзниками, потому что сегодня День Победы? Ткните пальцем, где здесь логика. 

А где логика в том, что День Победы с годами становится все более главным государственным праздником, а факт победы — все более главным достижением страны и народа? И накал ликования все возрастает? Хотя два первых пункта должны вызывать неудержимую скорбь. 

У нас происходит что-то вроде миграции национальной гордости в прошлое. Встали мы, условные россияне, по карманам себя похлопали: нечем гордиться, не сверхдержава мы экономическая. На международную арену вышли, попытались возгордиться непрерывными победами над бородатыми дикарями в Сирии, где каждый террорист побежден нами уже не по разу, поднатужились — не получилось. Попытались было гордиться победой в космической гонке, но когда частные ракеты летают все больше, а наши все больше падают, одного Юрия Гагарина на всех не хватает.

Тогда мы плюнули в окружающую неласковую действительность, и — шмыг в уютное прошлое. Тут нас никто не сможет обогнать, тут уже все произошло и случилось, раз — и на века. Мы победили, и осталось только не давать бывшим союзникам слишком громко напоминать, что они тоже воевали, и без них неизвестно, как бы все повернулось. Точнее, известно. И мы занимаем круговую оборону вокруг 9 мая. Причем бывшие союзники клевещут про свое участие на своей территории, а мы отстаиваем свою память на своей. Как можно воевать без соприкосновения, непонятно, но главное — процесс идет и все при деле.

А Победа постепенно превращается в государственную религию. Общественность возмущается тем, что простой народ все меньше пускали, а в этом году окончательно перестали пускать на парад в честь Дня Победы. Ну, разумеется, все так и должно быть, а как вы хотели?

Парад — это алтарь, в алтарь пускают только священнослужителей. В нашем случае, поскольку религия государственная, это люди в той или иной степени — государством помазанные и замазанные.

У Веры в Победу есть полный набор религиообразующих признаков.

Ритуалы, смысл, который непонятен прихожанам? Так те же ленточки, без которых 9 мая выходят только НАТОвские шпионы, и которые необъяснимо георгиевские, то есть ко Второй мировой не имеющие никакого отношения, но победу в ней чудесным образом символизирующие.

Продажа сувениров на религиозную тематику? Сами знаете.

Обязанность правильно верить и строго придерживаться? Ну, попробуйте выступить на тему: в невероятном количестве жертв виноват Сталин, то есть государство. Где-то как-то тихо и несмело об этом говорить еще можно, официально — уже нет. Для большинства — Сталин, то есть государство — спаситель и главный победитель. Оно, не народ. А уж что Вторую мировую начали Гитлер и Сталин, что мы и немцы, взявшись за руки, подпалили Польшу с двух концов, так упоминать об этом уже практически преступление.

А Бессмертный полк — образцовый крестный ход.

Очень интересно, как он будет трансформироваться. Пока это прекрасная, по-настоящему народная акция. Да, кое-где чиновничьи ручонки к ней протянулись, но в нашем благословенном городе пока все чисто. И пока число участников идет в рост. Но неизбежно начнется обратный процесс. И тогда чиновникам будет гораздо труднее удержаться от того, чтобы любыми способами не допустить появления заголовков типа «В городе N на шествие Бессмертного полка вышло на треть меньше участников, чем в прошлом году».

Дрейф от принципа «несем портрет своего ветерана» заметен уже, и когда это сгустится, превращаясь в «несем портрет какого-то ветерана», «идем в спецодежде поваров, потому что повара тоже воевали», «ведем собак, потому что собаки тоже воевали», Бессмертный полк перестанет быть тем, что он есть, сохранив, к сожалению, название.

Ну, и формула апостола Павла «Вера есть уверенность в невидимом, как в видимом» осуществлена полностью: при невообразимом количестве подвигов, совершенных на войне, кино мы снимаем про подвиг 28 панфиловцев, которого не было.   

И было бы это все просто этнографическими наблюдениями, если бы не все растущая секта «можемповторяльщиков». В христианстве две вершины, одна была, другая будет: пришествие Христа и второе пришествие Христа. Соответственно, всегда были люди, которые второго пришествия, сопровождаемого такой досадной подробностью, как конец света, жаждали, и даже приближали, как могли. Ветеранов, которые действительно помнят, что такое война, помнят запах горящего и гниющего человеческого мяса, в России осталось около 100.000. Мы — подавляющее большинство — войну представляем по фильмам и парадам.

И те, кто лепят «можем повторить» на свои машины, они не совсем идиоты, они просто мозг не включают. Для них война — сияющая вершина в истории нации, искрящаяся подвигами и геройством, поблескивающая орденами и медалями.

Ну, а все хорошее хочется повторить, это естественно для человеческой натуры. Тоже ничего страшного. Плохо то, что верхние начальники, принимающие решения, даже в суперавтократичной стране прислушиваются к общественному мнению, как молодая мать к дыханию младенца. И вот это все более массовое движение «можемповторяшек», оно же искушает. В моем детстве главный лозунг был: «Лишь бы не было войны». И за это народ прощал генсекам то, что колбасу все не везли, а гробы из Афганистана — везли.

Сейчас, когда главный майский лозунг — «Можем повторить», часть народонаселения начинает ждать команды «Вперед». И уже она звучит, пока что шепотом. Впрочем, бойцов на Донбасс в Екатеринбурге провожали на вокзале с очень громкими пожеланиями «бить фашистскую сволочь».

И поэтому пусть все больше нас выходит на шествие Бессмертного полка. Пока мы не поймем, что это шествие — не радость, бодрые песни и полевые кухни. Это несут портреты мертвых людей. Убивавших, убитых, умерших своей смертью, но участвовавших в самой страшной мясорубке прошлого века. Мы должны от ужаса задыхаться, когда мы сморим на Бессмертный полк, рыдать должны. Но у тех, кто в нем идет с портретами мертвых родственников, радостные, светлые, улыбающиеся лица.

В Екатеринбурге в этом году шествие Бессмертного полка впервые закончилось концертом. Но, будем надеяться, что количество участников будет расти и рано или поздно перейдет в качество: мы не цифры с шестью нулями произнесем, а на самом деле осознаем, как много людей воевало, как много людей погибло, и скажем, как наши родители: «Лишь бы не было войны». 

Интересна статья?

0 комментариев *