Фиктивная продажа Игоря Ротенберга заинтересовала Минфин США

Попытка спрятать акции TPS Real Estate может обернуться серьезными проблемами для его сестры

Попавшие под санкции российские бизнесмены активно пытаются уменьшить свою долю в принадлежащих им компаниях до меньшей 50%, что позволит им избежать ограничений, наложенных Минфином США. Недавно агентство Руспрес рассказывало о том, как швейцарский концерн Sulzer выкупил акции попавшего под санкции Виктора Вексельберга, снизив его долю с 63,4% до 48%. Игорь Ротенберг не дожидался введения против него ограничений и за неделю до попадания в санкционные списки вышел из состава акционеров девелоперской компании TPS Real Estate, продав 33,3% акций своей сестре Лилии Ротенберг. Проблема для предпринимателя заключается в том, что американские власти не верят в то, что эта сделка не была фиктивной.

TPS Real Estate — головная компания ТПС Недвижимости , которая занимается строительством и эксплуатацией торгово-развлекательных центров в Москве, Сочи, Краснодаре, Новосибирске и Киеве. Выручка ТПС Недвижимости за 2016 год составила 2,29 млрд рублей, чистый убыток — 30,4 млн рублей (данные за 2017 год компания еще не раскрывала). ТПС Недвижимость занимает 19-е место в рейтинге рантье 2018 Forbes с доходом от аренды $130 млн. Контрольный пакет компании — у трастасемей Александра Пономаренко и Александра Скоробогатько, давних партнеров Аркадия Ротенберга, отца Игоря и Лилии.

Сделка была завершена до введения новых американских санкций , под которые 6 апреля попал Игорь Ротенберг, рассказал представитель TPS Real Estate. Представитель Игоря Ротенберга уточнила, что дата заключения сделки — 29 марта, но сумму и другие детали она не сообщила. Согласно кипрскому реестру, в марте 2018 года сменился владелец у Roseport Overseas Ltd, которая владеет 33,33% TPS Real Estate, — им стала гонконгская Sky Harbour Industries Limited.

Все проекты и существующие объекты TPS стоят около $3 млрд, подсчитала управляющий партнер Capital Global Patners Светлана Кара. Таким образом, треть компании стоит около $1 млрд. Самый крупный объект компании — торговый центр Океания в Москве — оценивается в $700 млн, добавляет эксперт. Непрофильная сфера Игорь Ротенберг занял 95-е место в рейтинге Forbes 200 богатейших бизнесменов России 2018 с состоянием $1,1 млрд. Он владеет 50% РТ-Инвест Транспортные системы — оператора системы сбора платы с грузовых автомобилей Платон . Игорю Ротенбергу также принадлежит 78,7% нефтесервисной компании Газпром бурение и 78,7% подрядчика ТЭК Мосэнерго .

Сфера недвижимости в настоящий момент является непрофильной для меня. Я хотел бы направить большую часть своих усилий на проекты, связанные с разработкой опережающих технологических решений, таких как комплексные интеллектуальные транспортные системы, системы спутниковой навигации, радиочастотной идентификации и другие телематические системы , — передал Игорь Ротенберг РБК через своего представителя.


Игорь Ротенберг владел долей в TPS Real Estate с 2014 года. Он купил ее вместе с акциями Газпром бурения у своего отца Аркадия, рассказывал в интервью Интерфаксу Ротенберг-старший, который попал под санкции США еще весной 2014 года, после присоединения Крыма к России. ​Сделки с сыном были рыночными, договоренности об их параметрах были достигнуты еще за два года до их завершения, подчеркивал бизнесмен.

Ротенберг-младший оказался в санкционном списке SDN именно из-за этих сделок с отцом, объяснял Минфин США. Согласно закону CAATSA, принятому в США в прошлом году, американские власти следят за операциями попавших под санкции лиц по всему миру и готовы наказывать их партнеров из любых юрисдикций. Попадание в список SDN означает для физических и юридических лиц полную изоляцию от финансовой системы США. Санкционный вопрос Санкционное подразделение Минфина США OFAC следит за такими сделками, как продажа акций внутри семьи Ротенбергов, проверяя, не являются ли они фиктивными, говорит эксперт Atlantic Council, бывший старший советник OFAC Брайан О’Тул. Похожие транзакции, которые выглядели подозрительно, включали, например, продажу Геннадием Тимченко 43,5% в нефтетрейдере Gunvor своему бизнес-партнеру за день до объявления санкций против Тимченко в марте 2014 года, напоминает О’Тул. Тот факт, что здесь речь идет о продаже доли сестре, то есть сделке между связанными сторонами, делает ее еще более подозрительной , — говорит эксперт. Если OFAC сочтет, что Игорь Ротенберг продолжает контролировать актив или получать от него выгоду, ведомство может внести в санкционный список и его сестру, утверждает О’Тул.

Если передача акций TPS Real Estate от Игоря Ротенберга его сестре была экономически оправданна, то риски весьма низкие, считает партнер юридической компании Dentons Артем Жаворонков. Если же единственной или основной целью передачи акций было желание заменить SDN на не-SDN, это может быть истолковано OFAC как действия по уходу или обходу санкций, что может повлечь включение Лилии Ротенберг или самой компании в список SDN (если, конечно, у OFAC будет возможность и желание этим заниматься) , — оговаривается Жаворонков.

О бизнес-интересах Лилии Ротенберг известно немного. В феврале 2017 года агентство Руспрес сообщало о том, что она создала в Берлине компанию Vitalis-medical для лечения в Германии семьи, знакомых и сотрудников отца. Представитель Ротенберга тогда не отрицал, что у дочери бизнесмена есть этот проект, но говорил, что сейчас Лилия им не занимается. Кроме того, Лилия Ротенберг учредила в Германии компанию Rotex GmbH. Ее гендиректор — Евгений Ромаскевич, зарегистрированный по одному с ней адресу. По словам бывшей жены Бориса Ротенберга Ирины, мужа Лилии Ротенберг действительно зовут Евгений.

Интересна статья?

0 комментариев *