«Стыдно!» — ИТ-бизнесмен о блокировке Telegram,абсурде Роскомнадзора и

«Я как предприниматель сижу и думаю: куда мне вкладывать то, что я заработал? Делать бизнес в России сейчас — все равно что в Северной Корее, то есть практически невозможно», — Вячеслав Чукреев.

Вот уже неделю с повестки не сходит противостояние Роскомнадзора и мессенджера Телеграм, который разработал экс-владелец социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров. В результате под блокировки РКН попали почти 20 млн IP-адресов. IT-сообщество называет действия регулятора абсурдными и подсчитывает денежные и репутационные убытки. 

Уральский предприниматель Вячеслав Чукреев рассказывает, как Роскомнадзор задел своей дубиной его бизнес, какие выводы он сделал и почему ни один уважающий себя программист не пойдет работать в РКН.

Вячеслав Чукреев, владелец сервисов OnlinePBX и WorkOnFlow:

— Когда ты добиваешься своих целей методом запугивания, это называется «терроризм». Именно это сейчас и делает Роскомнадзор, блокируя Телеграм и угрожая блокировками Гуглу и Майкрософту. То есть организация, которая призвана защитить нас от терроризма, фактически террористом и является. Отдельного внимания заслуживают ее действия. Некомпетентность сотрудников РКН налицо: они стреляют из пушки по воробьям. 

Расскажу нашу историю. У нас есть два проекта. Первый — это виртуальная АТС OnlinePBX. Второй — это платформа WorkonFlow, которая объединяет все коммуникации компании: как внутри, между сотрудниками, так и вне «офиса» — между сотрудниками и клиентами. Через нее идут и чаты, и звонки, и распределение задач, и контроль их выполнения. 

 

Оба сервиса попали под блокировки РКН. Сначала платформа WorkonFlow. Этот продукт мы изначально рассчитывали не только на российскую аудиторию, но и на международную. Поэтому часть серверов была в России, а часть — на «Амазоне». Первым делом заблокировали «Амазон». А вчера под блокировку попала и наша АТС. 

Понаблюдав за этой ситуацией, мы приняли решение, что Россию как рынок для нового продукта, WorkonFlow, мы рассматривать не будем в принципе. Потому что те методы, которые использует государство в борьбе с непонятно чем, не укладываются в рамки разумного, и обеспечивать надежность платформы в таких условиях сложно. 

Немного технической информации для тех, кто не в курсе. Центры обработки данных (или дата-центры) — это большое количество серверного оборудования. Там оно располагается физически, а мы, IT-разработчики, можем пользоваться ими удаленно. Для нас это большое благо: ЦОДы привлекательны с точки зрения цены, надежности и доступности, а если нам понадобится больше ресурсов, мы можем увеличить их в разы путем одного нажатия на кнопку. Соответственно, у каждого дата-центра есть свой пул IP-адресов. Роскомнадзор видит, что в какой-то дата-центр обращаются пользователи Телеграма, и, долго не думая, блокирует всю подсеть, то есть группу IP-адресов, а в этой подсети может находиться кто угодно. 

 

 

Это все равно что захватить целый город, чтобы поймать одного человека. Вдумайтесь: на данный момент существует примерно 4,7 млрд IP-адресов. Примерно половину из них используют обычные люди, а половину — компании. Один процент от величины коммерческих IP-адресов РКН уже заблокировал. Это огромное количество!

 

Все это в сумме очень плохо сказывается на инвестиционном климате. И это не только про деньги из-за рубежа, это и про внутренние деньги. Я как предприниматель сижу здесь и думаю: куда мне вкладывать то, что я заработал? В Россию не хочется: риски огромные. Идет реально изоляция одной части мира от остальных, и делать бизнес здесь — все равно что делать бизнес в Северной Корее, то есть практически невозможно.

 

Противоположностью, кстати, сейчас является сейчас Узбекистан. Я оттуда родом и наблюдаю за ситуацией в стране очень внимательно. Ислам Каримов, который правил Узбекистаном 25 лет и по-советски закручивал гайки, покинул этот мир, царствие ему небесное. Пришел новый президент — картина кардинально поменялась: что ни новость, то радость. 

Вот одна из самых душещипательных историй: глава государства поехал в США, чтобы встретиться с эмигрантами, которые в Штатах чего-то добились, и чуть ли ни за руку их обратно привез. Многие вернулись. 

Узбекистан открыл все границы, подружился с соседями. Инвестиционная привлекательность страны становится очень высокой.  А самое главное, люди внутри страны тоже чувствуют перемены к лучшему. Мой друг работает в министерстве экономики, и он реально пашет 24 часа в сутки. Денег там больших нет, но он воодушевлен, потому что видит реальные изменения! Работа на государство стала престижной.

А теперь вернемся к Роскомнадзору. Этот орган дискредитировал себя в глазах общества, и я уверен, что ни один толковый программист не будет там работать. 

Дело в том, что люди, которые занимаются IT, имеют потребность в самовыражении: «Парни, я сделал крутую штуку, оцените», — для них это важно, причем важнее денег. Это во-первых.

 

Во-вторых, эти люди связаны с компьютером, а у машины нет полутонов. Там либо да, либо нет, либо истинно, либо ложно. Программисты стараются свою жизнь выстраивать таким же образом. И когда они видят такой беспредел, им просто стыдно. 

Вы представляете себе сотрудника РКН, который с гордостью пишет пост или докладывает на конференции о том, как героически блокировал Телеграм, а ему все аплодируют? Да его просто закидают. И он волей-неволей окажется вне тусовки, а значит, не сможет развиваться, потому что программирование — это в первую очередь общение. Никакими деньгами РКН не сможет себе заманить нормальных специалистов, пока не будет соответствовать их морально-этической планке. 

А планка эта очень высока. Да, в семье не без урода, я с этим соглашусь, но на это не стоит обращать внимания. Простой пример: операционная система в вашем айфоне базируется на ОС FreeBSD, которую совершенно бескорыстно разрабатывали миллионы людей в мире. И таких примеров множество. Я просто не представляю, в какой еще области люди могут бесплатно что-то развивать во благо общества.

 

Что же касается пресловутых «ключей шифрования», которые стали камнем преткновения между РКН и Павлом Дуровым, то, как по мне, так ФСБ должна быть выше всех этих мессенджеров —  она должна работать на уровне личностей. В противном случае, что бы мы ни делали, преступники найдут способы обойти ограничения. Вот хотя бы недавний случай: замужняя женщина общалась с любовником  в чате какой-то игры. Что мешает так же поступать злоумышленникам? Ведь ясно, что ФСБ не будет мониторить все чаты всех на свете игр.

 

Наконец, есть и 23 статья Конституции РФ, где прописано, что каждый имеет право на тайну переписки. А более того, требование раскрыть зашифрованные программой разговоры не только незаконное, но еще и попросту абсурдное, ведь программа сама задает и комбинирует эти  шифры. Рассекретить их можно, но шансы примерно те же, как если пытаться вернуть пулю, которая уже выпущена из дула автомата. 

 

Текст: Полина Борисевич

Интересна статья?

0 комментариев *