Путин решил, что в Москве и Питере будут только те акции, которые.....

Я вчера писал о том, что акция 28 января почти во всех городах (а их сейчас более 90) согласована.
И мы все ждали, что же будет в Москве и Санкт-Петербурге, зная, что тут вечно долго морочат голову. Понятно, что решения принимают вовсе не мэрии этих городов, а Путин лично, а он панически боится митингов под своими окнами.
Особенно было интересно, что получится в Москве.
Мы подали заявку на Тверскую улицу в 14 часовДважды. Сначала за месяц предварительную, а потом за 15 дней. Всё законно. Тверскую регулярно перекрывают для шествий «Единой России», профсоюзов, коммунистов. Значит и мы можем проводить там акцию на таких же правах.
Но в этот раз нас решил подстраховать героический совет депутатов Красносельского района. Они приняли решение и подали заявку на шествие до проспекта Сахарова и митинг на нём.
И им уж точно невозможно отказать:
1. Это как раз территория Красносельского района. Как можно отказать депутатам района провести мероприятие на территории своего района.
2. Совсем недавно мэрия сама бегала за этими депутатами ровно с таким предложением — митинг на Сахарова — когда депутаты приняли решение о проведении районного праздника. То есть, получается, это совсем приемлемый для них вариант.
Сначала администрация Санкт-Петербурга сообщила, что оказывается по маршруту нашего шествия идут всякие особо опасные работы (как же там прохожие ходят ?!), а ещё и суды рядом, поэтому — запрещено.
Вчера московская мэрия сказала, что мы с вами рожей не вышли для центра города и митинговать мы можем только в Щукино.
Ну то есть обычная их издёвка. Я сразу сказал: нет, согласиться на такое было бы нарушением закона. А мы закон соблюдаем и поэтому проведём нашу акцию в строгом соответствии с конституцией и поданной заявкой.
А вот только что ответ пришёл и депутатам из Красносельского: им тоже не положено. Мотайте из своего района в Щукино, Марьино или Сокольники. Владимиру Владимировичу не нравится, когда громкие скандирования «Путин-вор» доносятся до Кремля.
Как видите, мы самые добрейшие и законопослушные люди на свете. ВООБЩЕ ВСЁ, ЧТО МОЖНО сделали в рамках закона, чтобы без проблем согласовать заявку.
И закон ведь полностью на нашей стороне. Это такое ироничное совпадение, но в начале следующей неделе я буду выступать в Страсбурге на заседании Большой Палаты Европейского суда, защищая свою позицию сразу по пяти делам именно о задержаниях на массовых акциях. И ЕСПЧ уже вынес решение в нашу пользу, но мы хотим доказать ещё и политическую мотивацию арестов.
В каждом случае задержаний на митингах, когда дело доходило до ЕСПЧ, суд решал: задержания незаконны. И российское правительство выплачивало компенсации. Я выиграл все дела, дошедшие до рассмотрения.
Так что тут не в законе дело.
Всё дело в том, что нас просто не считают за людей. Вот этим — никогда ничего нельзя, точка.
Если ты на самом деле борешься за честные выборы и нормальную страну. Если ты на самом деле против этого монархического строя, не прикидываешься, а на самом деле, то ты не человек для властей и никакими правами не обладаешь.
Ну что же. 28 января в Москве и в Санкт-Петербурге в строгом соответствии с первоначально поданной заявкой на улицу выйдут те, кто считает себя человеком.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. First Provost     #1     +2  

    Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завое­вать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, под гне­том наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это — замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти. Пролетариат ведет свою классовую борьбу, не дожидаясь голосования для начала стачки, — хотя для полного успеха стачки нужно сочувствие большинства трудящихся (а следовательно и большинства населения). Пролетариат ведет свою классовую борь­бу, свергая буржуазию, не дожидаясь при этом никакого предварительного (и буржуа­зией производимого, под ее гнетом идущего) голосования, причем пролетариат пре­красно знает, что для успеха его революции, для успешного свержения буржуазии безусловно необходимо сочувствие большинства трудящихся (а следовательно, и большинства населения). Парламентские кретины и современные Луи Бланы "требуют" обязательно голосо­вания и обязательно проводимого буржуазией голосования для определения этого со­чувствия большинства трудящихся. Но это взгляд педантов, мертвецов или ловких об­манщиков. Живая жизнь, история действительных революций показывает, что "сочувствие большинства трудящихся" очень часто не может быть доказано никакими голосова­ниями (не говоря уже о голосованиях, производимых эксплуататорами, при "равенст­ве" эксплуататора с эксплуатируемым!). Очень часто "сочувствие большинства трудя­щихся" доказывается вообще не голосованиями, а ростом одной из партий, или ростом числа ее членов

    ответить