Россияне ждут не тех перемен

Власть в этом году начнет проводить в жизнь непопулярные решения, которые долгое время откладывались из-за выборов, прогнозируют эксперты.

Не нужно быть новой Кассандрой, чтобы предсказать результат предстоящих в марте текущего года президентских выборов в России. Очевидно, что после них в президентском кресле мы увидим все того же человека, который находится у кормила власти в стране фактически с 1999 года. Однако, несмотря на это, в силу ряда факторов некоторые корректировки генеральной линии российского руководства вполне возможны. В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил экспертов спрогнозировать, в чем могут состоять эти изменения. Каков будет курс новой (старой) российской власти во внутренней и внешней политике после выборов 2018 года?

«Если исходить в прогнозировании из общественного запроса, то он сейчас в России состоит в том, чтобы, с одной стороны, не было войны и было бы поспокойней (чем раньше), а с другой, в желании перемен. Однако то, что должно измениться, люди называют недостаточно четко, (общественный) запрос очень аморфный», — говорит вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин. «Одни хотят повышения пенсий и зарплат, а другие — чуть больше свободы», — уточнил он.

В то же время в 2018—2019 годах надо будет решать несколько задач, продолжает аналитик. «В первую очередь, это те самые непопулярные реформы, которые до сих пор откладывались. Например, на последней большой пресс-конференции президента поднимался вопрос о пенсионном возрасте. Конечно, там говорилось, что эта проблема не будет решаться немедленно, но все подводится к тому, что решать ее надо», — говорит эксперт. Макаркин напоминает, что для этого «уже есть аргументация, связанная с тем, что нынешний пенсионный возраст был установлен еще до Второй мировой войны, после чего средняя продолжительность жизни увеличилась, и люди стали жить дольше».

«В каком виде будет решен этот вопрос, как и насколько — есть разные мнения. Например, есть позиция Минфина, есть позиция социального блока правительства, но очевидно, что на четвертом президентском сроке что-то (с этим) надо делать. Могут также пройтись по льготам, по досрочному выходу на пенсию — есть целый набор решений, который ранее откладывался то из-за парламентских, то из-за президентских выборов», — отмечает политолог.

«Еще одна тема — повышение налогов. Несмотря на то, что сейчас цены на нефть повысились, 68 долларов за баррель — это все-таки не 140 долларов, как бывало в прежние годы. Сфера налогообложения касается предпринимательства, но опосредованно она затрагивает и работников. Мы помним, что в прошлом десятилетии, когда нефтяные цены росли, обсуждался вопрос о том, что государство может снизить НДС, а сейчас обсуждается, что этот налог может вырасти», — говорит Макаркин.

Что касается внешней политики, то эксперт выразил сомнение в том, что Россия в 2018 году может ввязаться в какую-то новую масштабную военную авантюру. «Во-первых, это поглощает много ресурсов. Мы видим, что количество резервов у государства уменьшается. В частности, уже нет Резервного фонда. Во-вторых, очевидно, что и запроса такого (в обществе) нет, что просматривается на примере войны в Сирии. Что касается Украины, то возобновление там (широкомасштабных) военных действий — это запредельный риск», — убежден политолог.

В 2018 году Россию ожидает инерционный сценарий развития по принципу «лучшее враг хорошего», «от добра — добра не ищут» и «зачем ломать то, что работает», поскольку серьезного запроса на перемены в стране нет. Такой прогноз на 2018 год дал руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. Он уверен, что и внешняя политика России также не претерпит каких-то серьезных изменений, о чем, по его мнению, говорила тональность выступления Владимира Путина перед журналистами на его расширенной пресс-конференции в конце 2017 года.

«Путин абсолютно уверен в своей правоте, в том, что проблема не в нем и не в России. Более того, он выражает и реализует волю большинства россиян и его внешнеполитический курс поддерживается ими. Проблема, считает Путин, в так называемых „партнерах“, вот пусть „партнеры“ и проведут работу над ошибками. Пока они их не признают, он не готов сдавать какие-либо позиции. Он, собственно, вообще не готов сдавать никаких позиций и предлагает принимать его тем, каким он есть», — говорит Калачев.

«Не думаю, что после президентских выборов что-то изменится, во всяком случае, в первые месяцы после них. Ничто не предсказывает, что будут какие-то серьезные экономические или политические изменения. Если отвлечься от возможных форс-мажорных обстоятельств, то, скорее всего, все будет продолжаться в том же духе, что и сейчас», — считает декан факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов. По его мнению, если и возможны какие-то перемены, то они могут быть связаны с внешними обстоятельствами, например, с введением новых санкций.

Отвечая на вопрос о возможных резких переменах во внешней политике, эксперт напомнил, что Москва «по-прежнему так или иначе задействована в конфликте на Украине, в Сирии, непрямым образом участвует в конфликте в Ливии, и вполне возможно, что сейчас в стадии планирования или уже реализации находятся какие-то другие проекты такого рода». По словам Голосова, «это просто часть рутинной политической деятельности российского государства, и нужно понимать, что в эту деятельность встроены серьезные риски, потому что любой из этих конфликтов чреват довольно опасными обострениями, как в ходе самого конфликта, так и с точки зрения воздействия разного рода внешних акторов на него, а стало быть, и на Россию, коль скоро она в нем задействована».

«Очевидно, — продолжает политолог, — это те внешнеполитические риски, которые устраивают российское политическое руководство. Или, во всяком случае, те издержки, которыми они чреваты, с его точки зрения, перевешиваются теми преимуществами, которые Россия в результате получает. Так что это очевидный риск, но очевидно прогнозируемый и приемлемый для Кремля».

Александр Желенин

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Игорь Кузнецов     #1     0  

    Можно согласится с тем, что страна будет жить по принципу «лучшее враг хорошего», «от добра — добра не ищут» и «зачем ломать то, что работает», поскольку серьезного запроса на перемены нет.

    Вопрос в том - а будут ли нужны ли перемены руководству страны? И именно во внутиэкономической жизни с переходом от монетарной к производственной экономике.

    По поводу повышения пенсионного возраста - это неизбежно. Другое дело как это будет происходить, как сумеют не поднимая степень недовольства поднять этот возраст.

    И здесь актуально то, что в европейских странах мужчины и женщины примерно в одном возрасте выходят на пенсию.

    Было бы правильно и у нас к этому подвести, например мужчины в 65, женщины в 63. При этом за каждого ребёнка снижать женщине на 1,5-2 года но не более 6 лет.

    Родила 3-х и выходи на пенсию в 56 лет. Практически как сейчас. Зато стимул к повышению рождаемости.

    ответить  
  2. Монгол Казак     #2     +4  

    Мало родить, надо еще выкормить и выучить ...на какие шиши, милый вы собрались это сделать? Люди не заводят детей не от того, что не хотят, а потому что не посильно ростить их.

    ответить  
  3. Сергей Паршуткин     #5     +2  

    А Вы сам часом не пенсионер?Хорошо рассуждать,выйдя на пенсию о том,чтобы тем,кто Вас сейчас кормит повысить пенсионный возраст и называть это оправданным.

    ответить  
  4. Игорь Кузнецов     #6     0  

    Недолго мне осталось до пенсионного возраста.

    Но в моей жизни всегда так, только что-то должно произойти как у всех, возникает какая-то проблема. В данном случае я понимаю что будут по полгода каждый год увеличивать возраст выхода на пенсию и лично я к этому морально готов. Ну и что, поработаю ещё, главное здоровье сохранить и желчь не выбрасывать в желудок - дольше проживу когда не буду завидовать олигархам и функционерам-чиновникам.

    При этом буду занимать активную жизненную позицию, ходить на голосование и спрашивать с того депутата, которого изберут.

    ответить  
  5. Игорь Кузнецов     #8     0  

    У нас многие работают экспедиторами, курьерами, вахтёрами. Если человек ценный, то продолжает работать на своём рабочем месте и учит молодых.

    Здесь не надо бояться потерять социальный статус.

    Если нет особой нужды в заработке - занимаются с молодёжью на общественных началах. Очень любят встретиться в нашем клубе-кафе, сыграть в биллиард, кое что помочь по ремонту.

    Те, кто живёт на даче плавно переходят в деревенскую жизнь. Один даже коз развёл, нашёл себе заботу, зато домашнее молоко, внучек отпаивает.

    ответить  
  6. Александр Сергеич     #9     +1  

    Что то действительность не навевает Вашего оптимизма, особенно учитывая закрытие всевозможных предприятий и сокращение штатов. Единственный вариант это сдать хату и жить на даче, но такая возможность тоже не у всех есть.

    ответить  
  7. Игорь Кузнецов     #11     -2  

    Действительно не у всех. "Сдать хату" - тоже вариант, а кому эта хата будет принадлежать потом? Наследникам. Так пусть и заботятся о пенсионере.

    Если нет наследников ещё проще - продать и жить охранником садового товарищества, тратя потихоньку на прибавку к пенсии. Отпуск - в круиз.

    При этом я понимаю тех, кто всю жизнь прожил, ничего не нажил и деться им некуда.

    И у каждого (каждой) своя судьба.

    Однако не у всех у них одно и то же: Путин виноват. Скорее всего так сетуют те, у кого что-то есть, но мало, хочется большего.

    ответить  
  8. Сергей Паршуткин     #12     0  

    Остается только пожелать,чтобы никакие нововведения Вас не коснулись.Они(нововведения) в РФ редко жизнь улучшают(по крайней мере при нынешней власти).

    ответить  
  9. Игорь Кузнецов     #13     0  

    По поводу "не коснулись" это Вы не угадали, именно все перетрубации меня непосредственно касались, начиная с реформы образования.

    Закончив школу и с первого раза не поступив в институт, на следующий год экзамены принимались по новой программе. Те, кто учился на год младше меня знали, естественно, её, а мы учились по старой и многое не знали.

    Нас "бросили" в капитализм, но мы то организовали кооператив при социализме (в 1988 году) и не смогли понять - почему "авганцам" и церковникам, а также комсомольским функционерам ставки налога снижены. Ну какие мы им конкуренты... И тут дефолт 98 года, короче и здесь "досталось", кооператив пришлось закрыть.

    Не буду дальше рассказывать, просто уже привык что надо ожидать очередной поворот и не надеяться что будет всё как было до того, как это напрямую меня коснётся.

    Нас е_ут, а мы крепчаем :-)

    ответить  
  10. Александр Сергеич     #14     +1  

    Игорь, я не привык на шее у кого то сидеть. Хата само собой не пропадёт, а нашим детям и без нас не легко живётся. Так что лучше хату сдавать и ни чего ни у кого не просить.

    ответить