Жест нравственного протеста

Десять лет назад, 16 декабря 2007 года, в Москве прошло собрание инициативной группы избирателей по выдвижению Владимира Буковского кандидатом в президенты. Это был уникальный политический эксперимент.
Все участники собрания прекрасно понимали, что Буковский не будет не только президентом, но даже зарегистрированным кандидатом. Собственно, представители Центризбиркома неоднократно объявляли об этом заранее, а через несколько дней после собрания выдали нам отказ в регистрации инициативной группы; одним из оснований было то, что Буковский не предоставил справку о том, что является писателем (см. Коровьева и Бегемота в Грибоедове ).

Смысл был в другом. Это был жест нравственного протеста. Показать, что мы не согласны не с какими-то конкретными действиями этой власти, но со всей ее сущностью сущностью наглого и неприкрытого чекистского реванша.

Все юридические процедуры были выполнены неукоснительно. В концертный зал Королевский , где должно было пройти собрание инициативной группы, за несколько часов явились сотрудники ФСБ, и площадка слетела . Но у коллег была светлая идея: заранее уведомить ЦИК о резервной площадке в Сахаровском центре.
Там было надежно. Но там не было помещения, где могли бы сразу собраться 500 человек (именно столько нужно для учреждения инициативной группы, а на самом деле пришло гораздо больше). И люди, пришедшие поддержать выдвижение Буковского, больше семи часов стояли в очереди во дворе Сахаровского центра, на морозе, чтобы оформить и нотариально заверить свои подписи. Не ушел никто.

823 человека столько стали членами инициативной группы.

Для многих, знаю, это было важным моментом. Глотком воздуха в окружающей духоте. Возможностью показать (и власти, и обществу, и самим себе), что можно иначе. Для многих молодых активистов та кампания стала первым эпизодом в политической биографии. Со многими тогда впервые познакомился, со многими до сих пор поддерживаем добрые отношения.

Наверное, немногие из участников того собрания поверили бы, если бы нам тогда сказали, что через десять (десять!) лет все вокруг будет так же и даже хуже. Что отказ в регистрации оппозиционных кандидатов будет по-прежнему анонсироваться заранее. Что счет политзаключенным пойдет на десятки, а лидера оппозиции можно будет расстрелять на мосту возле Кремля. И что в самом Кремле все так же будет сидеть бессменный подполковник, и что конца этому будет не видно.

Конец все равно будет, конечно. Всем подобным режимам приходит конец. И как подсказывает нам отечественная история происходит это, как правило, неожиданно.

Ночь, как любили говорить советские диссиденты, темнее всего перед рассветом.

Владимир Кара-Мурза мл.

Интересна статья?

0 комментариев *