Собчак-оппозиционер, маг Навальный и немного Крыма

18 марта 2018 года не зря заранее называли датой так называемых "выборов Путина". Не только потому, что логотип выборов построен на повторении числа 18. Главное, это четвертая годовщина торжественной церемонии в Кремле, на которой было оформлено то, что в России называется "воссоединением Крыма" или, более пафосно, "возвращением в родную гавань". Во всем остальном мире события четырехлетней давности называют "аннексией" принадлежащего Украине полуострова.

Дюмин, Набиулина?.. Медведев!

То есть, главной причиной голосовать в четвертый раз за Владимира Путина, с точки зрения администрации президента, должна быть, прежде всего, благодарность за этот акт. Если судить по пресс-конференции кандидата в минувший четверг, пожалуй, никаких других решений и быть не могло. На вопрос о том, какой он видит будущую Россию, Путин ответил настолько общими фразами про благополучие, здравоохранение и образование, что их можно было бы подставить в любую речь любого политика любого государства мира.

Пожалуй, единственная перспектива, которая стала абсолютно ясной после общения президента с журналистами, оказалась для многих грустной - повышение пенсионного возраста. Что неудивительно, учитывая демографическую ситуацию и пустеющие государственные фонды, как резервные, так и собственно пенсионный.

Так что ностальгические воспоминания о так называемой "крымской весне" вкупе с разоблачениями разного рода врагов вновь должны заменить отсутствие хоть какого-то образа будущего. Если судить по публичным выступлениям президента, экономика и социальная сфера интересуют его ровно настолько, насколько от них исходит или не исходит социально-политическая нестабильность.

Платить исправно зарплаты бюджетникам, пенсии и пособия - задача нового старого правительства, которое после инаугурации вновь возглавит неофициальный вице-президент страны Дмитрий Медведев. Назначить нового премьера невозможно, потому что все сразу решат, что это и есть преемник Путина. И тогда телефоны в Кремле будут звонить все реже, а в Белом доме на Краснопресненской набережной - все чаще.

Пусть лучше губернаторы, олигархи, высшие чиновники, главы госкорпораций, друзья и враги помучаются, погадают, а глава государства будет хранить загадочное молчание, подбрасывая то один намек на будущее, то другой. Может быть, все отдаст бывшему офицеру ФСО, а ныне тульскому губернатору Дюмину. А может быть, сделает преемником женщину - например, Эльвиру Набиулину. А может быть, сам Медведев пойдет на еще второй срок.

Тот-то забавы будет, когда все те, кто сейчас говорит, что он "слабый", внезапно прозреют и немедленно начнут воспевать его "силу"?! Но эта интрига, что называется, для узкого круга гурманов кремленологии, постоянных слушателей "Эха Москвы", зрителей "Дождя" и читателей телеграм-канала "Незыгарь".

Навальный и "Гарри Поттер"

На публике же Путин по-настоящему зажигается, только когда говорит о "страшных" девяностых, откуда происходят все российские беды, да об американских сенаторах, которые лишают свободы слова государственный телеканал RT и ставят Россию на одну доску с Ираном и Северной Кореей.

Тут возникают вопросы. Например, если глава государства публично признал, что влияние продукции холдинга "Россия сегодня" ничтожно, то почему российский налогоплательщик должен раскошеливаться на империю Дмитрия Киселева и Маргариты Симонян?

Или, скажем, сам Путин не раз говорил, что никаких "государств-изгоев" не существует, все политические системы равноценны и понятие национального суверенитета никакому Вашингтону не отменить. Так отчего же тогда так явно сквозит в его словах раздражение решением Конгресса поставить Россию в один ряд с иранскими муллами и пхеньянским Сталиным?

Или почему накануне почти неизбежного четвертого срока по-прежнему необходимо без устали стращать публику "лихими девяностыми", которые, по собственному признанию Путина, молодежь не помнит вовсе?

Но эти и другие неудобные вопросы некому задавать. Их не зададут ни журналисты, столичные и провинциальные, заискивающие перед президентом на пресс-конференциях, ни обычные граждане, которые не верят, что от них что-либо зависит и смотрят на президента как на царя, ни депутаты и чиновники всех уровней, которые всегда "за".

А если кому-то вдруг позволят быть смелым, подобно Ксении Собчак, и этот кто-то спросит, о ужас, о Навальном, то и здесь ответ готов: мол, этот персонаж ведет дело к "майданам", а по ним будут бегать разные "саакашвили", которому этот "персонаж" и подобен.

Спросить же, стоит ли превращать Навального в российский аналог Волан-де-Морта, чье имя нельзя упоминать, будет некому. Потому что на очереди уже кто-то другой - с челобитной, дифирамбами, хлебом-солью или проблемами переработки рыбы.

Кстати, история директора рыбного комбината, якобы обманувшего бдительность не только президентской пресс-службы, но и ФСО, и пробравшегося на пресс-конференцию президента - это и есть модель будущей президентской кампании. По всей стране будут расставлены такие вот "рояли в кустах", исполняющие бесконечные версии "Славься!" Михаила Глинки.

А 18 марта Владимир Путин возьмет открепительный талон и проголосует в Севастополе, чтобы напомнить всем: "Крым наш", "слабых бьют", а "главные союзники России, как всем известно, армия и флот". Не очень ново, это правда, но ведь работало до сих пор, не так ли? Как сказал мне пару месяцев назад один европейский посол в Москве, "стабильность - лучший предвыборный лозунг".

Интересна статья?

0 комментариев *