Андрей Шипилов. А давайте зальем реактор водой!

В мире много, очень много специалистов, которые знают, что и как надо делать в той или иной ситуации. Я это без иронии говорю. Они действительно знают, их этому специально учили — «Акции растут продавай, акции падают — покупай» — ну или что-то в этом роде.

А я специалист другого рода. Я всегда точно знаю, чего не надо делать в той или иной ситуации. Я редко когда уверен в том, что надо делать, но зато почти всегда твердо знаю, чего делать не надо.

Таких как я — очень мало. Наше искусство далеко не так востребовано на рынке. Тех, кто знает, как надо — вот их ищут все. Тех же, кто знает, как не надо, нас мало кто ищет, и даже мало кто понимает нашу необходимость. Но зато те немногие, кто это понимает, готовы платить очень дорого за то, чтобы их удержали от неправильных шагов. Так что мы — не бедствуем.

Но к чему я это рассказываю.

Я по привычке очень часто, когда речь идет о политике и действиях всяких публичных персон, пишу о том, что вот этого им делать не следовало бы, и что вот-такие-то шаги приведут к катастрофе.

И всегда непременно найдется кто-нибудь, кто провозгласит: «Критиковать любой может, а вот ты конкретно скажи, что надо делать! Критика, ели не предлагаешь конкретного плана действий — неконструктивна».

Я всегда баню таких людей, потому что только дурак или человек с психическим дефектом может не понимать, хотя бы на интуитивном уровне, что знать, как надо и знать, как не надо — это вообще никак не связанные между собой вещи. А от дураков и психов лучше в повседневной жизни держаться подальше.

Приведу одну аналогию.

Вот есть такой замечательный голливудский фильм — Идиократия. Кто не смотрел, посмотрите.

Сюжет там простой. В результате того, что на протяжении многих столетий вся продукция, вся всё искусство и все сервисы ориентировались на самых примитивных посетителей с IQ не выше 80, то произошла отрицательная селекция. Мир будущего населен одними идиотами, где этот самый IQ 80 уже является признаком высочайшего интеллекта, а средний IQ там где-то около 50.

Поскольку у них все же сохранились технологии и научные достижения нашего времени, которые управляются умными компьютерными программами, написанными предками, какая-никакая цивилизация там имеется, и автомобили и сотовые телефоны пока еще есть. Но поскольку никто ни хрена не понимает, как это работает, мир находится на краю гибели. Экологическая катастрофа, череда неурожаев…

И вот наш современник попадает в этот мир. Многое ему удивительно. Например, там никто не пьет воду, все пьют только прохладительные напитки, потому что все знают из рекламы, что они полезны и содержат необходимые человеку «электролиты». А вода используется только в туалетах, для смыва нечистот. Поэтому само слово «вода» вызывает у всех гримасу отвращения.

И вот наш герой понимает, что неурожаи у них происходят потому, что и растения они тоже поливают прохладительными напитками, потому «что полезно для человека, то и для растений будет полезно». Он их убеждает, что надо поливать водой. Это вызывает гримасу отвращения и насмешки. Но потом потихоньку он их все же убеждает и оказывается прав.

Сразу — респекты, уважение, поклонение, его избирают президентом…

И вот финальная сцена фильма. Идет заседание президентского совета. Решают, что делать с тем самым «разваливающимся атомным реактором в Аризоне». И все уже нашли решение — надо залить его водой: раз растениям помогло, то и реактору поможет.

— Нет! — кричит президент. — Нельзя заливать реактор водой!

— А что тогда с ним надо делать, господин президент? — недоуменно спрашивают его и смотрят на него, ожидая ответа.

Президент в задумчивости. Он и вправду не знает, что надо делать с реактором.

Но вот чего он знает совершенно точно — его ни в коем случае нельзя заливать водой!

Андрей Шипилов.

В мире много, очень много специалистов, которые знают, что и как надо делать в той или иной ситуации. Я это без иронии говорю. Они действительно знают, их этому специально учили — «Акции растут продавай, акции падают — покупай» — ну или что-то в этом роде.

А я специалист другого рода. Я всегда точно знаю, чего не надо делать в той или иной ситуации. Я редко когда уверен в том, что надо делать, но зато почти всегда твердо знаю, чего делать не надо.

Таких как я — очень мало. Наше искусство далеко не так востребовано на рынке. Тех, кто знает, как надо — вот их ищут все. Тех же, кто знает, как не надо, нас мало кто ищет, и даже мало кто понимает нашу необходимость. Но зато те немногие, кто это понимает, готовы платить очень дорого за то, чтобы их удержали от неправильных шагов. Так что мы — не бедствуем.

Но к чему я это рассказываю.

Я по привычке очень часто, когда речь идет о политике и действиях всяких публичных персон, пишу о том, что вот этого им делать не следовало бы, и что вот-такие-то шаги приведут к катастрофе.

И всегда непременно найдется кто-нибудь, кто провозгласит: «Критиковать любой может, а вот ты конкретно скажи, что надо делать! Критика, ели не предлагаешь конкретного плана действий — неконструктивна».

Я всегда баню таких людей, потому что только дурак или человек с психическим дефектом может не понимать, хотя бы на интуитивном уровне, что знать, как надо и знать, как не надо — это вообще никак не связанные между собой вещи. А от дураков и психов лучше в повседневной жизни держаться подальше.

Приведу одну аналогию.

Вот есть такой замечательный голливудский фильм — Идиократия. Кто не смотрел, посмотрите.

Сюжет там простой. В результате того, что на протяжении многих столетий вся продукция, вся всё искусство и все сервисы ориентировались на самых примитивных посетителей с IQ не выше 80, то произошла отрицательная селекция. Мир будущего населен одними идиотами, где этот самый IQ 80 уже является признаком высочайшего интеллекта, а средний IQ там где-то около 50.

Поскольку у них все же сохранились технологии и научные достижения нашего времени, которые управляются умными компьютерными программами, написанными предками, какая-никакая цивилизация там имеется, и автомобили и сотовые телефоны пока еще есть. Но поскольку никто ни хрена не понимает, как это работает, мир находится на краю гибели. Экологическая катастрофа, череда неурожаев…

И вот наш современник попадает в этот мир. Многое ему удивительно. Например, там никто не пьет воду, все пьют только прохладительные напитки, потому что все знают из рекламы, что они полезны и содержат необходимые человеку «электролиты». А вода используется только в туалетах, для смыва нечистот. Поэтому само слово «вода» вызывает у всех гримасу отвращения.

И вот наш герой понимает, что неурожаи у них происходят потому, что и растения они тоже поливают прохладительными напитками, потому «что полезно для человека, то и для растений будет полезно». Он их убеждает, что надо поливать водой. Это вызывает гримасу отвращения и насмешки. Но потом потихоньку он их все же убеждает и оказывается прав.

Сразу — респекты, уважение, поклонение, его избирают президентом…

И вот финальная сцена фильма. Идет заседание президентского совета. Решают, что делать с тем самым «разваливающимся атомным реактором в Аризоне». И все уже нашли решение — надо залить его водой: раз растениям помогло, то и реактору поможет.

— Нет! — кричит президент. — Нельзя заливать реактор водой!

— А что тогда с ним надо делать, господин президент? — недоуменно спрашивают его и смотрят на него, ожидая ответа.

Президент в задумчивости. Он и вправду не знает, что надо делать с реактором.

Но вот чего он знает совершенно точно — его ни в коем случае нельзя заливать водой!

Андрей Шипилов.

Интересна статья?

0 комментариев *