Ещё пара слов о том, какая эпоха нас ждёт

Тень покойного царя и бывшей династии станут макать в выгребную яму истории с той же страстью и усердием, с тем же рвением и пылом, с каким их сейчас обожествляют. Мавзолей, если только ультра-реставраторы не успеют его снести, стремительно "разгримируют".

О Ленине, как и о Сталине, да и о других советских вождях, станут говорить исключительно уважительно, с пиететом. Самое забавное, что будут это делать те же самые буржуазные деятели, которые сейчас не знают, как покрепче приложить вождя мирового пролетариата и его соратников. И делать они это станут, как это ни парадоксально и ни досадно, ради защиты тех самых имущественных прав, которые они ныне трепетно тщатся оберечь мироточащим бюстом государя-императора и прочей монархической мишурой...

Для многих филистёрчиков, живущих, как бабочки-однодневки, единым днём, и полагающих его вечностью, наверное, будет большим открытием узнать, что нынешняя эпоха когда-нибудь обязательно закончится. Скорее всего, они даже не поверят в это... Но между тем всем историкам отлично известно: вслед за революцией обязательно следует контр-революция, либо открытая, либо "ползучая". За эпохой реформ приходит эпоха контрреформ... Наша нынешняя эпоха, которую переживает бывший СССР (и бывшая Российская империя) называется Реставрацией. (Может быть, это тоже будет для кого-то открытием?) Реставрации бывали во Французской и Английской революциях. Сейчас (вернее, уже более 25 лет назад) настала такая пора и в революции советской...

Ну, а какая эпоха следующая? Следующую эпоху правильнее всего назвать контр-Реставрацией. В Англии её открыла "славная революция", во Франции — июльская революция 1830 года. А как она выглядит, эта будущая эпоха?

Неплохую услугу тем, кто желает это понять, оказал недавно известный режиссёр Владимир Меньшов. Незадолго до 100-летия Октябрьской революции он дал интервью, которое на фоне официального непризнания и непразднования этой даты, пролилось прямо-таки бальзамом на душу многих левых, красных и вообще советских патриотов. Он, в частности, сказал:

"В год столетия революции для меня всё очевиднее, что революция — это наше национальное достояние, которым мы должны гордиться. В октябре 1917 года это был великий выбор страны и самый творческий, я считаю, период в истории России. Надо не современные учебники истории читать, а взять журналы 20-х годы ХХ века. Боже мой, какой захлёстывающий оптимизм! Всё общество было взбудоражено. В самые глухие сёла проникали призывы советской власти к человеку: будь лучше, расти! Всё время учись! Прибавляй в образовании, в мастерстве."

"Меня действительно восхищает система, которая была создана в Союзе за кратчайшее время. Почитайте художественную литературу: "Два капитана", "Республика ШКИД" — как интересно была устроена жизнь, как вытягивали людей на более высокую ступень. Ты можешь быть лучше, чем ты есть сейчас! И это дало такой мощнейший эффект, что буквально через 20 лет после окончания Гражданской войны мы встретили цивилизованный Запад, пришедший к нам с очередным крестовым походом, во всеоружии. Двадцатый — это век России. 70 лет мы были светочем, маяком для трёх четвертей человечества. Нам подражали. Волна освобождения от колониализма — это, безусловно, наше влияние. И тем более обидно видеть, что мы от этого величайшего наследия открещиваемся..."

Конечно, слышать такой трезвый голос в общем антикоммунистическом хоре, вое, лае и визге приятно. Но... Давайте всё же задумаемся: могли такое говорить, скажем, сами большевики в 20-е годы? "Революция — это наше национальное достояние, которым мы должны гордиться". "Двадцатый — это век России". Да никогда в жизни. Они бы сразу возразили: нет, революция — это достояние всего мира, всего человечества, всех трудящихся планеты. Двадцатый — да, век Октября, бесспорно, но не "век России".

А была тогда, в 20-е годы, такая политическая сила, которая с удовольствием подписалась бы под словами Меньшова? Да, была. И это было самое правое из всех легальных политических течений, действовавших в СССР — сменовеховцы.

То есть отметим про себя: заслуженный режиссёр, кажущийся чуть ли не самым левым среди нынешних VIP-персон, при всём уважении к его таланту и позиции, в 20-е годы был бы, наоборот, едва ли не самым правым в легальном поле...

Но речь на самом деле не об этом. Речь о том, что позиция Меньшова очень хорошо даёт понять, что же такое контр-Реставрация. Не следует забывать, что в Октябре 1917-го, как неоднократно указывали сами его вожди, были заложены две революции: буржуазная и социалистическая. Буржуазная революция, например, отменила помещичье землевладение, отняла недвижимость и иное имущество у церкви, отделила церковь от государства и школу от церкви, упразднила сословия и титулы, ввела светский брак и свободу развода, равноправие мужчин и женщин и пр. и пр. Вплоть до таких мелочей, как введение нового календаря, метрической системы мер и вычищение из русского языка "ятей", "еров", "фит", "ижиц" и прочей давно ненужной ерунды. В общем, провела давно назревшие и перезревшие реформы, которые в западной Европе проводила буржуазия, но для которых у русской буржуазии кишка оказалась тонка.

Однако наряду с этим Октябрь 1917 года пошёл намного дальше обычной буржуазной революции: национализировал промышленность, позднее провёл социалистический переворот в деревне... Ввёл бесплатное образование, бесплатную медицину (что вовсе не входило в стандартную программу буржуазной революции).

В каком положении мы находимся сегодня? Все завоевания социалистического Октября или отменены или находятся под ударом (на Украине даже словечко для этого весьма меткое придумали: "декоммунизация"). Более того, реставраторы РКМП зарвались до того, что тщатся отменить и буржуазно-демократические завоевания Октября. Де-факто восстанавливают государственную религию и церковь, кару за богохульство, проводят "реституцию" церковного имущества, возвращают попов в школьные классы, тянут ручки к равноправию женщин (особенно этим пока отличились исламские клерикалы) и к равноправию национальностей (читайте мечты вслух и откровения националистов всех стран бывшего СССР). Вот только о возврате помещиков в их имения и восстановлении феодальных титулов речи пока, кажется, не идёт.

Так что же такое на этом фоне контр-Реставрация? Очень просто: это полное и безоговорочное признание и закрепление всех завоеваний буржуазно-демократической части Октября. Не более, увы, но и не менее. С чьей стороны признание? Со стороны постсоветской буржуазии, которая желает, разумеется, остаться правящим классом (а вы чего от неё ожидали? добровольного самоприношения на алтарь прогресса? хе-хе-хе, держите карман шире).

Именно в этом русле фразы Меньшова насчёт того, что "революция — это наше национальное достояние, которым мы должны гордиться" и "двадцатый — это век России", просто чеканно отражают то, с чем буржуазия готова будет согласиться... но ещё не сейчас, а в эту следующую эпоху. А опостылевших идоло-Поклонских, святых отцов Чарли Чаплиных и прочих монархизнутых на всю голову с облегчением выкинуть на помойку истории. (Как английская буржуазия в своё время выкинула на помойку короля Якова и якобитов, а французская — короля Карла X и ультрароялистов).

Об этом я уже не раз писал, так что извиняюсь за самоцитирование, но повторю свои прошлые прогнозы: "Когда российская буржуазия вдруг поймёт, что дальнейшее расшибание лбов перед тенью царя-батюшки вовсе не укрепляет её имущественных прав перед лицом "цивилизованного мира", а скорее, наоборот, ставит их под сомнение, её отношение к Реставрации и её вождям изменится, как по мановению руки. Вместо благоговения и трепета перед царёмбатюшкой а ля г-жа Поклонская мгновенно распространится, наоборот, насмешливое отношение к нему, граничащее с прямым издевательством. Тень покойного царя и бывшей династии станут макать в выгребную яму истории с той же страстью и усердием, с тем же рвением и пылом, с каким их сейчас обожествляют. Мавзолей, если только ультра-реставраторы не успеют его снести, стремительно "разгримируют". О Ленине, как и о Сталине, да и о других советских вождях, станут говорить исключительно уважительно, с пиететом. Самое забавное, что будут это делать те же самые буржуазные деятели, которые сейчас не знают, как покрепче приложить вождя мирового пролетариата и его соратников. И делать они это станут, как это ни парадоксально и ни досадно, ради защиты тех самых имущественных прав, которые они ныне трепетно тщатся оберечь мироточащим бюстом государя-императора и прочей монархической мишурой..."

Всё это будет так. Но вот с социалистической частью Октября — загвоздка... На признание этой части завоеваний Октября постсоветская буржуазия никогда добровольно не пойдёт. Максимум — произнесёт кучу пафосных речей о величии Ленина, Сталина и других большевиков как "отцов нации". Ну, так ведь ждать такого признания от буржуев было бы наивностью. За эту часть завоеваний Октября должны бороться левые и красные, а не кто-то другой. Да и вообще, если сто лет назад работу революционной буржуазии пришлось взвалить на себя её противникам, то кто сказал, что в наше время всё будет иначе? Взглянем, кстати, на заглавную картинку: на ней изображена революция 1830 года, всего лишь сменившая одну монархию другой, чуть менее реакционной. Реставрацию — контр-Реставрацией. Но много вы видите на этой баррикаде титулованных особ или хотя бы просто буржуев во фраках и цилиндрах? Один человек в цилиндре там имеется, но это скорее студент, нежели банкир или фабрикант...

P.S. Справедливости ради следует заметить, что и социалистические завоевания Октября Владимир Меньшов вовсе не отрицает и более того, ценит: "Вы меня никогда не убедите в том, что это более справедливое, чем социализм, устройство общества и экономически более правильная система. Не понимаю, зачем нам нужны богатеи, которые иногда бросают куски с барского стола то нашему спорту, то искусству. Сталинские наркомы умирали за рабочим столом от переработки. Но именно они и создали то, чем пользуются сегодня эти чёртовы олигархи! Нефть и газ Сибири у нас есть благодаря людям, которые имели нормальные зарплаты, трёхкомнатные — в лучшем случае — квартиры, дачку на 6 сотках. Без всяких олигархов они совершили фантастическое освоение Сибири в тяжелейших условиях. А газ Ямала? Это же с ума сойти — строилось всё с нуля в тундре. Когда сошла перестроечная пена гласности, поднявшая истерическую волну вокруг 1917 года, обнажилась истина." Но вот эти его фразы сочувственный отклик у господ буржуев едва ли встретят...

Майсурян Александр

Интересна статья?

0 комментариев *