"Закрытое прощание" с Задорновым как операция спецслужб

Александр Головенко

Ну, знаем же мы с вами эти «фигуры умолчания». Когда словно по команде придворные СМИ замалчивают события, которые могут быть неприятны в Кремле и лично товарищу.

Да и сам он нередко в таких случаях подает примеры широкой гласности, информированности общества, свободы мысли слова.

31 октября 2016-го. Северная столица, можно сказать, умывается слезами. Идут траурные мероприятия по 224 пассажирам, погибшим год назад в страшнейшей авиакатастрофе над Синайским полуостровов Египте.

Панихиды, свечи, цветы, скорбные лица родных и близких, слезы…. Колокола пока еще нашего Исаакиевского собора бьют 224 раза – по числу жертв воздушной трагедии.

Но ни президент Путин, ни премьер Медведев, ни оба подручных им спикера Матвиенко с Володиным не сказали о ней не слова. Смолчал и сам градоначальник Полтавченко. Сказать слова утешения вдовам и сиротам не счел нужным.

Про нынешнее 31 октября скромно помолчим. Гробовая тишины. Все официальные СМИ как-то подзабыли публичное обещание главы государства достать из-под земли взорвавших самолет террористов и покарать их самым беспощадным образом.

Не нашли, и не покарали и, похоже, никого уже не ищут. А тот, кто писал, что это не теракт, отправлен, правда, по другому поводу в колонию-поселение…

Вы же знаете, как у нас. Был бы человек, а статья ему всегда найдется.

Опять же прошлогоднее 24 ноября. Годовщина гибели командира Су-24 Олега Пешкова, сбитого по указке главтурка Эрдогана.

И снова гробовое официальное молчание. А что сказать, если львиная доля вины за его гибель на министре обороны С.Шойгу, который посылал бомбардировщики в Сирию без воздушного прикрытия истребителями. А почему посылал?

А вы напишите ему и спросите. Мы уже писали – гробовая тишина.

18 марта года нынешнего. 3-летие «возвращения Крыма и Севастополя в родную гавань». Но ни слово не произнес Владимир Владимирович по поводу "сакральной" даты. Ни крымчан, ни всех жителей страны с нею не поздравил.

Я уже писал здесь на форуме, что лет 30 назад познакомился с сатириком Михаилом Задорновым и опубликовал с ним в «Правде» веселое интервью.

Часто потом перезванивались, строили планы по созданию юмористической газеты под его эгидой и названием «Ха-ха». Но… после ельцинского августовского буржуазного переворота в августе 1991 года все планы рухнули.

Тем не менее, я следил за его творчеством. И первой мыслью после его кончины, конечно, стало желание проститься.

Но напрасно ждал сообщений СМИ, того же «Интерфакса», где и когда будет прощание.

А потом пришла информация, что прощание было закрытым и прошло оно отнюдь не в каком-то театре или ЦДЛ, а… в траурном зале при морге подмосковной клиники, где скончался писатель. Вы поняли?

Дескать, такова был его самого. На сайте «Задорнов.нет» об этом от имени его семьи написана какая-то околесица. И прошу вас внимательно ее прочитать.

«Дорогие друзья и поклонники Михаила!.. Вы все знаете об ироничном отношении Михаила к публичности. Он всегда охранял свою и нашу жизнь от чужого назойливого вмешательства. Просим проявить уважение к его желанию не создавать суету вокруг его смерти. Мы никому не давали своего согласия на публичные обсуждения его жизни и смерти в различных ток-шоу и других телевизионных передачах, в печатных СМИ и на радио».

Здесь что ни предложение - то фальшь и натяжка. Мы знаем отношение великого сатирика к «публичности». Он свыше 30 лет писал и выступал для читателей и зрителей и объехал со своими концертами весь Союз.

Но знаем и другое: на Первый телеканал, ВГТРК и НТВ вход ему был закрыт. Выступал в основном на РенТВ.

Говорят, это случилось потому, что одна его миниатюра не понравилась президенту поднявшейся с колен России…. Ни подтвердить, ни опровергнуть не могу

Но факт остается фактом. Местом прощания с великим сатириком и артистом был определен… морг. И оно было закрытым от тысяч москвичей, которые хотели проститься с Мастером, но не смогли.

А потому простое пожелание: раз вы там цитируете завещание писателя, то покажите эти строчки: к моему гробу посторонним вход воспрещен. Уверен: нет там такого запрета. А если есть - покажите.

Власть, как видно, испугалась, что прощание с всенародно любимым писателем может превратиться в «несанкционированный митинг», которых она боится как огня.

Поэтому отдать последний долг знаменитому сатирику не приехал ни сам министр культуры писатель Мединский, ни когалымский мэр Москвы Собянин, ни кто-то из их департаментов.

«Мертвые сраму не имуть», как говорится. Срам этим двум господам.

А в Риге было по-другому и очень пристойно. В православный храм Александра Невского, где проходило отпевание, пускали всех желающих. Очередь выстроилась огромная.

Кто мог и хотел – вел телесъемку. Проститься с «рижанином Задорновым» пришел сам мэр Нил Ушаков с супругой.

В этом все отличие Риги от Москвы. И даже, наверно, какое-то величие…

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Светлана Алексеева     #1     0  

    Хотелось бы дожить до той поры, когда будем прощаться с товарищем, хотелось бы что бы это прощание так же проходила в морге и без лишней суеты.

    ответить