Российские чиновники готовят черные списки родителей

Очередной репрессивный закон должен облегчить жизнь чиновников

Антон Чаблин

Материал комментируют: Константин Небытов

За прошлый год в России были лишены (или ограничены) родительских прав почти 43 тысячи человек. Такое впечатление, что идет массированное наступление на российскую семью, причем чем больше получают денег органы опеки и соцслужбы, тем активнее детей забирают из родных семей, чтобы отдать в приемные. Там их содержание обходится недешево, а значит и деньги выделяются немалые, под которые чиновники из Минобра, соцзащиты и опеки активно придумывают все новые ходы и новые карательные меры, чтобы оправдать свои действия. Во всяком случае, речь не идет о том, как помочь исправиться родителям, а как затвердить их в черных списках так, чтобы они оттуда уже никогда не выпали.

Семейный кодекс не читают. Или не чтут?

На этот раз Министерство образования и науки РФ готовит поправки к Семейному кодексу и Федеральному закону О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей .

Законопроект представили на общественное обсуждение. В пояснительной записке к нему говорится, что документ был разработан во исполнение поручения президента Владимира Путина, которое он дал правительству еще 7 мая (правда, в реестре нормативных актов на сайте Кремля именно это поручение №Пр-913 почему-то отсутствует).

Минобрнауки предлагает создать в России единый государственный реестр, куда будут заноситься данные обо всех недобросовестных приемных, либо патронатных родителях, усыновителях, опекунах и попечителях. Также туда попадет информация о родителях, лишенных родительских прав.

Как ни странно, но до сих пор такого реестра в России не было — о чем неоднократно говорили чиновники Минобрнауки. А ведь только в прошлом году в России почти 34 тысячи человек были лишены родительских прав (по решению судов), еще более 8 тысяч родителей ограничены в родительских правах. Еще 852 опекуна и попечителя были также отстранены судом от выполнения своих обязанностей, либо было отменено их право усыновления.

Цифры колоссальные! Как известно, в России все проще родителям попасть в число неблагополучных. Масса примеров, когда мам и пап маленьких детей лишали прав только по причине бедности. Потерял работу глава семейства? Добро пожаловать, в число неблагополучных. Нередко лишение родительских прав становится обычным карательным инструментом, средством наказания неугодных. Особенно часто это случается в регионах, да и в больших городах по этому поводу не раз разгорались скандалы. И пока родители пытаются найти правду и забрать своих детей, их быстро передают в третьи-четвертые руки. Будто речь идет не о детях вообще, а о каком-то разменном товаре.

При этом в России неоднократно бывали случаи, когда человеку, лишенному родительских прав… затем передавали под опеку другого ребенка (хотя это прямо запрещено Семейным кодексом РФ). По мнению авторов законопроекта, запретительная норма на практике не работает из-за постоянных реформ на местах: за последние полвека функции опеки и попечительства многократно футболили между разными ведомствами.

Сегодня самостоятельные органы опеки и попечительства действуют почти в 2,5 тысячах муниципалитетов России. При этом в 960 из них документооборот ведется до сих пор не в компьютере, а на бумаге. Каменный век!

И дело не столько в нехватке денег, сколько в обычной чиновничьей расхлябанности. Вот лишь один пример. Если суд выносит решение о лишении кого-то родительских прав, то копию решения направляют только в орган ЗАГСа. А вот чиновники, отвечающие за опеку и попечительство, копию решения не получают. Хотя, казалось бы, именно они должны в первую очередь о подобном вердикте знать. Эту правовую дыру новый законопроект также устраняет.

Когда закон заработает, детей в России больше не смогут передавать на воспитание в семьи недобросовестных родителей, усыновителей, опекунов. Хотя верится в это с большим трудом. Как и в то, что этот закон направлен в пользу именно детей и их родителей, а не чиновничьей рати.

Генпрокуратура бьет в набат

Напомним, что Федеральный банк данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения действует в России с 2001 года. Здесь размещены общедоступные анкеты детей: любой желающий стать приемным родителем может найти ребенка по региону, полу, дате рождения, имени и даже цвету волос или глаз.

Два года назад Генеральная прокуратура РФ выявила нарушения при информационном наполнении банка данных: выяснилось, что в некоторых анкетах (их направляют из регионов) отсутствует обязательная информация — в том числе о гражданстве детей и причинах лишения родительского попечения. Прокуратура направила представление на имя тогдашнего министра образования и науки Дмитрия Ливанова. Исполнено ли оно, неизвестно…

При этом заместитель директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Ирина Романова указывает еще на одну глубокую правовую дыру в законодательстве о сиротах. Оказывается, в России отсутствует даже единый госреестр, где бы отражалась информация об оказании детям-сиротам социальной поддержки.

Минобрнауки указывает, что некие зачаточные базы данных есть в отдельных регионах страны, но там содержится крайне неполная информация: скажем, о предоставлении сиротам жилья. Естественно, базы данных разных территорий не стыкуются между собой. А если ребенок переедет из одного региона в соседний?

Теперь, когда на ребенка-сироту заполняется анкета, то в ней обязательно нужно указывать сведения не только о мерах социальной поддержки, но также и об имуществе, образовании, трудоустройстве. Оператором по сбору и обработке этих сведений правительство предлагает назначить Пенсионный фонд России. Видимо, такой учет нужен для того, чтобы кому-то из сирот чего-то не дали лишнего. Впрочем, с реестрами или без, чаще всего приходится слышать как сирот обделили с жильем, то выдали что похуже, а то и вовсе забыли…

Это безграмотность и бездарность

То, какие подводные камни могут возникнуть при реализации законопроекта Минобрнауки, Свободная пресса обсудила с нашим постоянным экспертом по вопросам психологии, директором Медицинского центра им. Д.Р. Лунца Константином Небытовым.

СП : — Константин Владимирович, вы много лет занимаетесь вопросами семейной психологии, наверняка сталкивались в практике с проблемными семьями. Насколько, на ваш взгляд, оправданно принятие нового закона?

— Законопроект Минобрнауки фактически дублирует ст. 69 Семейного кодекса РФ Лишение родительских прав . Эта статья четко закрепляет основания и порядок лишения (или ограничения) родительских прав.

Во-первых, лишение родительских прав возможно только в судебном порядке, а у нас существует картотека судебных решений. И единый реестр, который предлагает создать Минобрнауки, просто будет эту картотеку дублировать.

Кроме того, нельзя исключать, что ранее недобросовестный родитель, опекун или попечитель может исправиться — и это он тоже должен доказать в том числе деятельно. Но для этого требуется не некий электронный реестр… а просто контроль за такими лицами. И не просто контроль, а еще и конкретная помощь.

Так что, на мой взгляд, создание нового реестра недобросовестных родителей фактически лишено смысла.

СП : — Зачем тогда, как полагаете, он понадобился чиновникам Минобрнауки?

— Я бы хотел вспомнить о постоянном увеличении выплат на детей-сирот в приемных семьях (это пособия на воспитание ребенка и премию опекунам). Они отличаются от региона к региону, но в целом за последние годы значительно выросли.

И на этом фоне наблюдается общий репрессивный тренд законодательства в сфере опеки и попечительства, в который укладываются и предложения Минобрнауки, и недавнее предложение МВД лишать родительских прав граждан с расстройствами психики.

Эти предложения не просто ошибочны или абсурдны, а вообще бессмысленны. Более того, они противоречат Конституции РФ! Закрепленный в Основном законе принцип равенства прав граждан исключает ограничение прав только по психическому расстройству. Такое возможно только в рамках ограничения дееспособности в какой-то именно области реализации гражданских прав и исполнения обязанностей, в данном случае родительских, но никак не по факту наличия психического расстройства.

Так что предложения МВД — это лишний показатель безграмотности и бездарности сотрудников, которые готовили этот документ.

СП : — Вернемся к законопроекту Минобрнауки. Его вторая часть ведь совсем не репрессивная. Она ведь, напротив, предполагает сбор дополнительных сведений о социальной поддержке детей-сирот…

— А вот это как раз-таки логично и обоснованно. Это позволит унифицировать и систематизировать информацию о детях, реально нуждающихся в социальной поддержке. Но еще раз подчеркну, нужно совершенствовать сбор информации именно о детях, но никак — отдельно — о недобросовестных родителях, опекунах и попечителях.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. VG     #1     +2  

    И все это произошло (и уже накопилось) за время правления нынешнего господина президента.

    ответить