Гвардейцы народного подвига

  • 372     0
  • источник: gazeta-pravda.ru

 

Наталья БУХВАЛ. Библиограф областной библиотеки для детей и юношества имени В.А. Каверина. г. Псков:

Рядом с юными краснодонцами были коммунисты

Исполнилось 75 лет с тех дней, когда в годы Великой Отечественной войны в донбасском городке Краснодоне начала действовать знаменитая комсомольско-молодёжная подпольная организация «Молодая гвардия». Без молодогвардейцев невозможно представить собирательный портрет молодёжи военной поры. С их именами шли в бой оставшиеся в живых товарищи и безмерное число бойцов, узнавших об их подвиге. На средства жителей Краснодона построили танковую колонну в память о подпольщиках, на Луганщине вырос город Молодогвардейск. А какие появились произведения искусства, включая всемирно известный роман А. Фадеева «Молодая гвардия»! Словом, не сосчитать, на скольких людей так или иначе повлияла и влияет до сих пор трагическая и прекрасная история «Молодой гвардии», скольких она вдохновляет на хорошие дела и на преодоление жизненных трудностей. Можно написать целую книгу на тему «Молодая гвардия» в судьбах поколений».

ОНА БЫЛА первой из молодёжных организаций, о которой узнали ещё во время войны, и одной из самых крупных в европейском движении Сопротивления. Удивительно: городок Краснодон с довоенным населением всего около 20 тысяч человек и ещё меньшие одноимённый посёлок со станцией Семейкино дали Родине несколько десятков подпольщиков! Когда в освобождённом Краснодоне следственные органы и комиссия ЦК ВЛКСМ по горячим следам расследовали обстоятельства деятельности «Молодой гвардии», сообщение о ней ушло высшему руководству в Москву. И 15 сентября 1943 года, то есть уже через полгода после освобождения Краснодона от фашистов, в газете «Правда» вышли Указы Президиума Верховного Совета СССР о награждении молодогвардейцев. Это было потрясение: впервые в центральной прессе, по радио разнеслась весть не об отдельных героях, а о целой антифашистской организации.

Когда говорят о «Молодой гвардии», сразу вспоминаются юные одухотворённые лица. Но при этом как-то остаются в тени те, с кем молодогвардейцы искали связь с самого начала своей борьбы и на чью поддержку надеялись, к кому относились как к старшим товарищам. Представителей более старшего поколения, которые боролись и погибли вместе с молодогвардейцами в шурфе шахты №5, иногда называют «старой гвардией». Хотя, зная годы их рождения, хочется возразить: и вовсе не старая! В подпольную группу коммунистов Краснодона входили около 20 человек в возрасте от 20 с лишним лет до 51 года.

В разных источниках данные о персональном и количественном составе группы различаются. Тому есть объективные причины. Коммунисты были осторожны — и с теми, кого привлекали к диверсиям, и уж ещё больше с теми, кто никакого отношения к этому не имел. Многие тайны они навсегда унесли с собой, в вечность, так что советским следственным органам и разным комиссиям было очень сложно восстанавливать картину их деятельности. Не случайно Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении подпольщиков-коммунистов вышел только 10 мая 1965 года. Орденом Ленина награждались руководители группы — Филипп Петрович Лютиков и Николай Петрович Бараков, орденом Отечественной войны I степени — Андрей Андреевич Валько, Герасим Тихонович Винокуров, Даниил Сергеевич Выставкин, Мария Георгиевна Дымченко, Тихон Николаевич Саранча, Налина Георгиевна Соколова, Степан Григорьевич Яковлев. Они составляли ядро партийной группы.

Кто были эти люди? Где брали они силы, чтобы рисковать своей жизнью и безопасностью семьи? Причём ведь у некоторых были несовершеннолетние дети. Для краснодонских коммунистов, в силу их возраста и жизненного опыта, подпольные действия, конечно, не представлялись в столь романтическом ореоле, как это было свойственно молодёжи того поколения. За плечами старших коммунистов — участие в Гражданской войне, серьёзная общественная работа, обретение себя в профессии. В биографии коммунистов помоложе — военное училище или курсы младших лейтенантов, бои с фашистскими захватчиками, выход из окружения. Они более трезво, чем молодёжь, оценивали обстановку на фронтах и понимали всю опасность подпольных действий в маленьком населённом пункте, в плотном окружении устроителей «нового порядка».

СНАЧАЛОМ оккупации 51-летний Филипп Петрович Лютиков отправил жену и 13-летнюю дочь подальше от Краснодона, в Ростовскую область. А сам явился в немецкий дирекцион и заявил о желании вернуться в центральные электромеханические мастерские (ЦЭММ), начальником которых работал до войны. Уже это было смертельно опасным шагом. Участник Гражданской войны, обладатель звания Герой Труда и ордена Трудового Красного Знамени за восстановление шахт Донбасса, бессменный депутат горсовета, председатель родительского комитета школы имени К. Ворошилова… Его могли тут же расстрелять. Но Лютиков сделал ставку на главное: немцы нуждались в специалистах по налаживанию добычи угля. И он не ошибся.

Вскоре его коллегой по управлению ЦЭММ становится другой коммунист, хорошо знакомый ему по совместной довоенной работе — Николай Петрович Бараков. Выросший в высокообразованной семье харьковского профессора-лесовода и начальницы гимназии, выпускник Днепропетровского горного института и участник Советско-финляндской войны, Бараков в 1941 году был отозван с фронта как талантливый специалист горной промышленности. Думается, этот 37-летний обаятельный мужчина с блестящим знанием немецкого языка показался немцам интересным и благонадёжным.

В сентябре 1942 года ЦЭММ превратились в центр сопротивления оккупантам. Несколько десятков рабочих, изображая усердие, вместо ремонта промышленного оборудования скрытно выводили из строя почти отремонтированные станки и двигатели, прерывали телефонную связь и подачу электроэнергии. Когда всё же была восстановлена шахта №1 «Сорокино» и наметилось её торжественное открытие, работавший там молодогвардеец Юрий Виценовский подпилил канат. Клеть рухнула, ломая коммуникации.

Фашисты чувствовали саботаж. За частые аварии и невыполнение производственных задач Лютиков и Бараков получали выговоры. Они ходили по лезвию ножа. Из воспоминаний Веры Александровны Бараковой: «Как-то я сказала Николаю, что из-за его поведения могут расстрелять не только его самого, но и всю семью. Он ответил: «Я коммунист и обязан бороться, а ты как жена коммуниста должна помогать мне». Я поняла, что уговаривать его бесполезно. Часто ночью приходили люди и уносили оружие, которое хранилось у нас в кладовой. Из молодёжи заходили нередко В. Осьмухин, С. Тюленин, А. Орлов. Два раза был В. Третьякевич. Он производил впечатление очень серьёзного молодого человека. Иногда на чердаке одну-две ночи жили партизаны...»

Упомянутые юноши и девушки были членами «Молодой гвардии». Важным толчком к её созданию послужила зверская казнь 32 шахтёров и служащих. Ночью людей согнали в огромную яму в краснодонском парке и закопали живыми. Среди них было немало коммунистов, включая отца молодогвардейца Виктора Петрова.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ до сих пор спорят по вопросу о партийном руководстве «Молодой гвардией». Но верно ли воспринимать понятие партийного руководства слишком узко и буквально? Конечно, никто не приказывал юным краснодонцам, которые и комсомольцами-то были поначалу не все, становиться подпольщиками. Они превратились в подпольщиков по велению сердца. Но чем при этом руководствовались? Коммунистическими идеями, которыми прониклись с детства, со школьной скамьи. Ведь они всей душой верили в то, что во имя общественного блага и свободы Советской Родины надо жертвовать личным благополучием и даже самой жизнью. Они восхищались героями революции и Гражданской войны, рекордсменами авиаперелётов и художественными образами Павла Корчагина, Овода, а с появлением статей Петра Лидова в январской и февральской «Правде» 1942 года — девушкой по имени Зоя Космодемьянская. В стране выросли молодые люди, способные и без прямого партийного руководства, то есть, по большому счёту, самостоятельно, организоваться для отпора врагу. Это ли не достижение той системы коммунистического воспитания?

С самого начала борьбы в «Молодой гвардии» ребята предполагали, что в городе существуют коммунисты-подпольщики. Ведь по их убеждению, коммунисты в условиях оккупации обязательно становятся подпольщиками и партизанами. Как же иначе? Можно уверенно сказать, что молодёжь и коммунисты были взаимно заинтересованы в установлении связи. Только вторые вели себя осторожнее. О том, как это происходило, интересно рассказывал член штаба «Молодой гвардии» Василий Иванович Левашов — один из восьми уцелевших. Вопреки ожиданиям молодогвардейцев, Лютиков отверг прямой контакт с ними и не пришёл в условленное место к их представителю — Ване Земнухову, хотя встреча планировалась. Ваня вернулся к ожидавшим его друзьям мрачнее тучи. Его засыпали вопросами: «Может, ты рано ушёл?» А в ответ: «Что вы из меня болвана делаете? Я три часа там проторчал. Старшие нам не доверяют. Мы же для них мальчишки!»

Позднее связь всё же наладилась — через молодого коммуниста Евгения Мошкова, директора клуба имени М. Горького. Более того, в ЦЭММ устроились работать молодогвардейцы Володя Осьмухин, Анатолий Орлов, Анатолий Николаев и трое выпускников курсов младших лейтенантов — Николай Талуев, Николай Румянцев, Георгий Соловьёв. Все трое — молодые коммунисты и не краснодонцы. Десятилетия об их биографиях почти ничего не было известно, но поисковая работа принесла свои плоды. Выяснились, например, подробности довоенной жизни Румянцева и Соловьёва в Ленинграде. Сейчас память земляков свято чтит музей средней школы №438 посёлка Лисий Нос в черте Санкт-Петербурга.

ЛИЧНОСТЬ каждого краснодонского коммуниста-подпольщика по-своему интересна, но двух из этих сильных людей невольно выделяешь отдельно: Налина Георгиевна Соколова и Мария Георгиевна Дымченко. Две женщины в подполье, довоенные активистки-общественницы, обе — мамы. Первая работала машинисткой в дивизии Чапаева, развивала систему общественного питания в Краснодоне, вместе с мужем растила приёмного сына. Говорят, хорошо пела и танцевала, любила домашних животных. В период оккупации была непосредственно связана с Лютиковым и многими молодогвардейцами. С фотографий смотрит на нас большеглазая 40-летняя красавица. И с горечью думаешь о том, что ей, наравне с мужчинами, пришлось разделить борьбу и трагическую участь партийной группы.

Вторую женщину, Марию Дымченко, знали в Краснодоне как депутата горсовета и инспектора охраны материнства и детства при районном здравотделе. Накануне войны она осталась вдовой с двумя несовершеннолетними сыновьями. Какие чувства боролись в её душе, когда встал вопрос о борьбе в подполье? Даже если немного представить, то становится не по себе. Накануне казни Дымченко передала на волю записку: «Дорогие сёстры!.. Нас должны расстрелять, жаль детей. Берегите моих детей, так как они останутся без отца и матери… Наши скоро вернутся. Мы будем бороться до конца».

С детства интересуясь историей «Молодой гвардии», я была знакома с женщиной, у которой краснодонские события унесли отца — коммуниста Степана Григорьевича Яковлева, самого первого в истории Краснодона председателя горсовета. Но, в отличие от сыновей Дымченко, у 13-летней Клары тогда остались мать, бабушка и старшая сестра. Клара выросла, выучилась на учителя математики, жила в Северодонецке, а потом, на мою удачу, в начале 2000-х годов переехала в Москву, поближе к дочери Елене. С Кларой Степановной Павликовой (Яковлевой) мы дружили, несмотря на огромную разницу в возрасте. Незабываемы наши встречи у неё в столице на Садовой-Кудринской, с интервалом в два-три месяца, поскольку я жила и живу в Пскове. Эту чудесную, доброжелательную женщину хорошо знали в Луганском землячестве в Москве.

Несколько лет назад Клара Степановна ушла из жизни. У меня остались самая добрая память о ней и её письма. Кое-что из них стоит процитировать. Например: «В оккупации мы жили первое время в г. Краснодоне. Коммунисты утром и вечером отмечались в полиции. Однажды пришёл какой-то парень, и отец закрылся с ним в сарае. А потом вышел и говорит маме: «Ты достала справку, что родом с хутора Грачики Ростовской области? Я пойду завтра отмечаться и оформлю наш отъезд в Грачики». Стоявшая рядом бабушка удивилась: «Зачем это?» — «Да есть такое указание!» Бабушка засмеялась: «Что, этот хулиган Сергей Тюленин дал тебе указание?» Отец ответил буквально пророчески: «Знаешь, мать, может быть, из него герой получится, а ты — «хулиган»…» И мы туда уехали, но несколько раз я с отцом возвращалась в Краснодон. Он там работал на мельнице. Мы возили муку, а высоко на мешках с мукой сидела я и тогда не знала, что подо мной лежало оружие».

В ЧЁРНОМ январе 1943 года, когда молодогвардейцев и коммунистов накрыла волна арестов, полицаи приехали за Яковлевым в Грачики. Клара видела, как отца увозили в Краснодон. Он крикнул дочери что-то ободряющее, пытался выглядеть спокойным. Так же стойко краснодонские коммунисты старались держаться в тюрьме. Ведь и в тех нечеловеческих условиях они должны были оставаться примером для молодёжи. И на допросах они нередко оказывались вместе.

Можно много рассуждать, насколько велик или мал ущерб, причинённый оккупантам краснодонскими коммунистами. Но нельзя не признать очевидного: благодаря совместной работе этих самоотверженных людей ни одна крупная шахта в Краснодонском районе так и не была запущена для захватчиков, а благоденствие оккупационных властей постоянно омрачалось отсутствием воды, света, регулярными авариями и неудачным ремонтом оборудования, вооружёнными диверсиями за городом. Краснодонские коммунисты делали всё, что было в их силах, и они достойны нашей памяти и благодарности.

http://gazeta-pravda.ru/issue/123-30620-3-8-noyabrya-2017-goda-/gvardeytsy-narodnogo-podviga/

Интересна статья?

0 комментариев *