1917-2017: новая развилка

Сергей Рязанов

Обычно юбилеи Октябрьской революции становятся поводом для разговора о прошлом, но в не меньшей степени это повод поговорить о грядущем (никакое другое событие не было устремлено в будущее так отчаянно и самозабвенно). Что ждёт идею социальной справедливости? Продолжится ли расслоение общества в России и мире? Превратятся ли хозяева жизни в новую расу? Что будет с 80% населения, которые станут ненужными в условиях экономического либерализма? Есть ли надежда на светлое будущее для всех? На вопросы «АН» отвечает историк и писатель-футуролог Максим КАЛАШНИКОВ.

– МАКСИМ, в своей книге «Вперёд, в СССР-2» ты утверждаешь, что человечество стоит перед глобальным выбором.

 

– Да, это страшная развилка. Либо нас ждёт цивилизация развития и социальной справедливости, либо – чёрная антиутопия. Не только футурологи говорят об этом, но уже и президент Путин заметил, что новые технологии при существующем порядке делают ненужными 80% людей. На Валдае он заявил: существует угроза возникновения кастового общества (заметим, в России оно уже построено на низкотехнологичной, сырьевой основе). Мир сваливается в начало XX века – к роману «Железная пята» Джека Лондона. Более того, элита с помощью новых технологий выделяется в новую расу, улучшенную, – продлевает себе жизнь, улучшает свои способности.

Этот процесс глобального расслоения мы в 1917 году поломали своей революцией – хозяева Запада испугались. Поняли, что надо делиться с народом. Само существование Советского Союза, при всех его недостатках, заставляло их считаться со своими избирателями – тогда и возник средний класс. После развала СССР они считаются с населением гораздо меньше: социальные программы урезаются, стоимость участия в политике резко возросла, средний класс исчезает (например, в Германии он сократился на 8% с конца 90-х прошлого века). Впервые новое поколение Запада живёт хуже предыдущего. Король Бельгии откровенно сказал: ребята, попрощайтесь с социальным государством. Коммунизм повержен, можно сбросить маски и вновь строить кастовое общество. Мир возвращается в тёмные века.

– Как тебе представляется такая антиутопия?

– Приблизительно так. Новые господа живут в тёплом море, около субтропиков в Тихом океане, на плавучем городе (никакой качки нет – у него противовес внизу, как маятник). Твои бассейны полны обнажённых красавиц, тебе прислуживают генетически изменённые рабы, под рукой у тебя кокаин с биологическими добавками, которые сводят вред от него к минимуму (эти господа уже сейчас сидят на таком кокаине, иначе трудно объяснить их нечеловеческую работоспособность, причём спят они лишь несколько часов в сутки). Всё надоело? Стало скучно? К твоим услугам весь мир! Сел на личный стратоплан – и через пару часов уже охотишься в Африке. Или в России. Причём охотишься не только и не столько на животных. Специальные фирмы всегда организуют тебе охоту на людей в тех несостоявшихся странах, где царит хаос, бушуют гражданские войны. Щекочи нервы на здоровье! (Это, кстати, никакая не фантастика: в 1990-е годы устраивались такие туры в Боснию, чтобы пресыщенные западники могли развлечься.) Базой мировой «элиты» навсегда останутся США, замены для этой страны – державы-штаб-квартиры и военного оплота – не существует. Заатлантическая республика – государство за двумя океанами, Замок на Холме. Там – сверхсовременное производство, научная инфраструктура и военные силы. Должен же кто-то прикрывать плавучие города.

Часть богатых проводит время в экзотических, высокотехнологичных, экологически безупречных «эдемах», каковые сейчас образуются в ОАЭ и в Саудовской Аравии. Заявленный проект «футуробада» Неом на северо-западе королевства – это автоматические заводы, роботизированный транспорт, нано- и биотехнологии. Вертикальные фермы и теплицы. Солнечная и ветровая энергия. Утончённые развлечения. Общество себе подобных – богатых, острых умом.

Что касается ненужного «элите» населения, то здесь, как говорится, возможны варианты. Частично его сожгут в придуманной войне (это прекрасно описано в «1984» у Оруэлла), частично оно будет выживать в условиях гетто – с высокой смертностью, наркотиками и гангстерами. «Элита» создаст людям криминальное антиобщество – мол, разбирайтесь тут сами. А с главарями этого антиобщества у неё будут коммерческие отношения, своей выгоды она и здесь не упустит. «Пацаны, у нас тут есть интересы, давайте работать вместе!» Эта схема в США опробована на чёрном населении: в нём увидели угрозу и подбросили ему «культуру» наркотиков и криминала. А кто-то уйдёт в общины новых архаиков (типа Германа Стерлигова и его адептов). В нищету и прозябание. Вариантов утилизации лишнего населения хватает.

– Опять же можно будет полетать на истребителе над таким гетто и пострелять…

– Вот, Сергей, у тебя уже готовая идея турагентства для господ нового мира! Допустим, господин хочет почувствовать себя английским колонизатором. На стерео-печатной машине (или 3D-принтере, как её называют) ему сделают биплан «Глостер Гладиатор» 1938 года – вперёд, усмиряй дикие племена! Как в 1920-е…

– Какая будет в этой антиутопии система контроля над личностью с учётом развития технологий?

– Во граде Жуньчжэн, в провинции Китая Шаньдун, сейчас проводится эксперимент социального кредитования. Человек получает изначально некое количество баллов. Плюнул мимо урны, нарушил правила дорожного движения – баллы снимаются. Таким образом, происходит ранжирование людей. Плохо себя ведёшь – не получишь кредита, не сможешь получить хорошую работу или пойти на госслужбу. Понятно, что в эту схему можно с лёгкостью добавить фактор политической нелояльности.

– В разговорах о будущем часто цитируют Библию: «…Всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их… никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание…» Может быть, речь идёт про обязательность электронного расчёта и про чипы, вживляемые для этого в кожу?

– Может быть. Такие чипы не придётся вживлять насильно – люди сами захотят этого, чтобы не лишаться возможностей и не отставать от жизни, как сегодня они спешат поменять старый смартфон на новый. У Оруэлла контроль над личностью осуществляется через насилие, а у Хаксли – через удовольствие. Очевидно, что мир идёт по пути, описанному Хаксли. Разве сегодня приходится навязывать смартфоны людям? Нет, они сами их с радостью покупают. Сами уходят в социальные сети и делают себя «прозрачными», рассказывая миру о себе всё, как в секте сайентологов Хаббарда…

– Ладно, Максим, жути мы нагнали достаточно. Возможен и другой путь, так?

– Да, возможен другой путь. Кто-то называет его «новым коммунизмом», кто-то обзывает «новым фашизмом», а мы предлагаем термин «Нейромир». Он описывает общество, построенное по типу нейронов головного мозга. Это мир многообразных форм собственности – без каких-либо идеологических шор. Разумеется, с перераспределением дохода. Управлять в нём будет не бесконтрольная «элита», а подвижная, динамичная (можешь выдвинуться, а можешь и упасть) меритократия («власть достойных», которой люди наделяются в зависимости от способностей. – «АН») Граждане выдвигают тебя во власть, оценивают твою работу – и могут большинством голосов отозвать тебя из власти. Подробно это расписано в моей книге «Будущее человечество».

Такой мир ни в коем случае не откажется от новых технологий, в нём тоже люди будут освобождены от многих видов труда, но они не станут лишними, потому что Нейромир создаст гигантские новые/старые сферы занятости. Первая сфера, где потребуются кадры, – образование. Без образования высшего качества невозможны и люди высшей пробы. Мы ведь тоже предлагаем создавать новую расу, но не для избранных, а для всех. Сейчас в классах сидит по 30 учеников, а нужно, чтобы приходился один учитель на 8–10 учеников. Необходимы всяческие секции, кружки: парашюты, бисероплетение, электроника, нейропрограммирование… Школа должна стать человекостроительным центром. Я буду до конца жизни помнить своего одесского учителя труда Вадима Абрамыча: интеллигент, говоривший по-английски, с удовольствием работал трудовиком. Он по-пиратски повязывал себе платок и что-нибудь рассказывал нам – например, содержание фильма «Пламя над Англией», который смотрел, разумеется, в оригинале.

Другая сфера занятости в Нейромире – это производство штучных вещей, новые ремёсла. Креативные ремёсла, если угодно. Напомню: ремесленник в Средние века назывался artisan – от слова art, что означает «искусство». Калька на русский – «искусник». Уже сейчас кто-то с удовольствием варит своё мыло, кто-то – печёт торты…

– Моя жена игрушки вяжет.

– А моя мама шила мне одежду, делая на ней вышивки: у меня в советское время были куртки с логотипами AC/DC и Led Zeppelin – вздыхала вся Одесса, а потом и Москва. В Нейромире у таких людей, как моя мама и твоя жена, будет круг клиентов, достаточный для заработка посредством хобби.

Огромная сфера занятости – наука. Нужна гигантская научная промышленность, великанские опытные установки. Космос станет почти религиозной миссией. Напомню, что целью первых плаваний эпохи Великих географических открытий были не только пряности, но и поиск христиан в Азии и Африке, по сути – продолжение крестовых походов. Нейромир совершит крестовый поход в космос – для поиска следов внеземных цивилизаций на Марсе, к примеру. Стоит ли говорить, что космические технологии двигают вперёд всю науку? Корабль, способный достичь Юпитера за считаные месяцы, окажется сгустком супертехнологий, которые пригодятся на Земле. Он окупится, ещё не взлетев!

Перечислять новые занятия рода людского можно долго.

– Многим жителям твоего Нейромира будет угрожать то же самое, что и богачам в твоей антиутопии, – деградация от праздной жизни. Вспоминается «Машина времени» Герберта Уэллса. Его элои – раса прозябающих вырожденцев.

– Не думаю, что мир пойдёт по пути БОДа (безусловный основной доход – сумма, ежемесячно выплачиваемая государством гражданину без каких-либо оснований; такой эксперимент проводится в Финляндии на двух тысячах граждан; Швейцария на референдуме проголосовала против таких выплат. – «АН»). Халявы быть не должно – это понимает каждый, кто жил в брежневском СССР или на Западе с его системой «велфер», кормящей миллионы вырождающихся бездельников. Формула Хруща «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям» никуда не годится. Человек должен трудиться, творить. Иначе он перестанет быть венцом природы. Перестанет быть разумным, сапиенсом.

Конечно, и в Нейромире не избежать какого-то количества праздных людей, но они станут презираемыми париями, безделье будет постыдным. Как в «Туманности Андромеды» Ефремова, полноправными гражданами станут те, кто пройдёт испытания, кто готов трудиться и сражаться. Либо ты гражданин, либо поданный – выбирай сам.

Противоречия неминуемы, но они будут разрешаться в процессе работы и сотрудничества. Творцы непременно договорятся между собой и породят новые, совершенно фантастические междисциплинарные проекты. А если люди делят доходы от сырья, ничего не производя, они деградируют и скатываются в архаику: «Ты какого роду-племени?»

 

Интересна статья?

0 комментариев *