По маяку Октября

  • 632     0
  • источник: sovross.ru

Имя Хайнца Кесслера ветерана-антифашиста, активиста первого часа , бывшего министра национальной обороны Германской Демократической Республики стало для граждан этой исчезнувшей ныне с карты мира страны символом несгибаемой стойкости в отстаивании идеалов Великого Октября, примером верного служения первому на немецкой земле социалистическому миролюбивому государству.

Известно его имя и в нынешней объединенной Германии. Причем особенно хорошо властям, бросившим его после исчезновения ГДР в свои застенки. Но сломить его дух им не удалось. В бытность журналистской работы в ГДР мне довелось встречаться с ним, и нельзя было не обратить внимания на то, с какой теплотой он говорил о советских людях, о важности дружбы между ГДР и Советским Союзом.

Недавно Хайнц Кесслер ушел из жизни.

Эгон Кренц, последний генеральный секретарь ЦК СЕПГ и председатель Госсовета ГДР, прислал в связи с этим слово о своем друге и соратнике, с которым его связывали долгие годы совместной работы в молодежной союзе, а потом в партийных и государственных структурах. Кренц предоставил свой материал в распоряжение редакции Советской России , давним автором и лауреатом премии Слово к народу которой он является.

Думается, что на примере жизни и борьбы героя этих заметок читатели смогут еще полнее осознать, каким ярким путеводным маяком был Великий Октябрь для многих тысяч зарубежных борцов за права трудового народа, для ветеранов-антифашистов Европы в данном случае немецких для всех друзей родины социализм. Олег Севергин

О жизненном пути одного из мужественных немецких борцов за идеалы социализма и мира рассказывает его друг и соратник, давний автор Советской России , последний партийный и государственный лидер ГДР Эгон Кренц.

НАЧАТЬ рассказ о Хайнце Кесслере, моем давнем друге и товарище, мне хотелось бы с одного, казалось бы, мимолетного эпизода из его детских лет. Но эпизод этот наложил неизгладимый отпечаток на всю его последующую жизнь, определив главные вехи биографии и политической судьбы.

В марте 1933 года депутаты германского рейхстага под беспрецедентным давлением нацистов, пришедших к власти на волне насилия и террора, приняли закон, названный с присущим им цинизмом законом О преодолении бедственного положения народа и государства . Но в историю этот акт вошел как закон о чрезвычайных полномочиях , открывший дорогу Гитлеру к установлению в стране кровавой диктатуры и к развязыванию самой страшной войны в истории ХХ века.

К тому времени Хайнцу Кесслеру, родившемуся в простой рабочей семье, члену союза юных спартаковцев немецкой красной пионерии, исполнилось тринадцать лет. Одним из первых шагов главарей нацистского режима явился запрет Коммунистической партии Германии и ее молодежных организаций. Отец и мать Кесслера, оба убежденные коммунисты, были арестованы. Когда спустя время ему удалось переговорить с матерью, она сказала: Что бы ни случилось, Хайнц, никогда не дай себя использовать в качестве винтика военной машины, направленной против Советского Союза. Запомни навсегда: Советский Cоюз наша главная надежда .

Этот завет матери, ставший его жизненным кредо, Хайнц Кесслер пронес через всю свою жизнь. Выучившись на слесаря-механика, он работал у станка до призыва в вермахт в ноябре 1940 года. До дня 22 июня 1941 года оставались считанные месяцы. Когда полчища гитлеровских войск двинулись на советскую территорию, для помощника пулеметчика одной из пехотных дивизий группы армий Центр Хайнца Кесслера не было сомнений, на чьей он стороне. 15 июля 1941 года он перешел на сторону Красной Армии. С этого момента начался другой, главный этап его жизни, связанный с борьбой за создание новой демократической и миролюбивой Германии.

Начало этого этапа было для него нелегким. Там, на родине, теперь уже по другую линию фронта, прозвучал вердикт суда приговорить рядового Кесслера за дезертирство к смертной казни. Его родители были брошены в концлагерь. А здесь, на незнакомой для него пока еще родине Великого Октября его ждали новые впечатления и новые знакомства, в том числе с эмигрантами-соотечественниками, такими известными борцами-антифашистами, как будущие партийные и государственные лидеры ГДР Вильгельм Пик и Вальтер Ульбрихт, будущий министр обороны республики, боец коммунистической интербригады во время гражданской войны в Испании Хайнц Хофман, поэты Эрих Вайнерт и Йоханнес Бехер.

И нет ничего неожиданного в том, что Хайнц Кесслер оказался вскоре в числе основателей национального антифашистского комитета Свободная Германия . В то время как, к примеру, будущий президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер и будущий федеральный канцлер Хельмут Шмидт, тогдашние офицеры вермахта, были в рядах тех, кто замыкал кольцо Ленинградской блокады, унесшей более миллиона жизней советских людей, фронтовой уполномоченный Национального комитета Свободная Германия Хайнц Кесслер тоже находился в окопе, только по другую линию фронта. Жертвуя своей жизнью, он убеждал через громкоговорители солдат вермахта в бессмысленности служения гитлеровскому режиму.

Наряду с выполнением подобных задач на фронте Кесслер вел беседы с пленными немецкими офицерами и генералами, разъясняя им цели и задачи Национального комитета, призывая встать в ряды строителей новой, демократической Германии. В числе таких высокопоставленных военных был, к примеру, генерал-фельдмаршал Паулюс, сдавшийся в плен под Сталинградом. Не исключено, что на изменении в дальнейшем его мировоззрения сказались и беседы с Хайнцем Кесслером.

…Вечером 28 мая 1945 года в аэропорту Берлин-Темпельхоф приземлился пассажирский самолет из Москвы. На нем в разрушенную столицу бывшего рейха прибыла группа немецких антифашистов, в составе которой находился и Хайнц Кесслер. Это была уже вторая группа первую, прилетевшую раньше, возглавлял Вальтер Ульбрихт, будущий руководитель партии и государства. К нему прямо с аэродрома и отправился Кесслер. Старший товарищ ошеломил его известием, которое стало для Хайнца настоящим потрясением. Но потрясением радостным. Оказывается, Ульбрихт организовал для младшего друга и соратника встречу с матерью, прошедшую все ужасы концлагеря Равенсбрюк и избежавшую смерти благодаря советским воинам-освободителям.

Воодушевленный встречей, Хайнц с удвоенной энергией включился в политическую жизнь свой родины, сбросившей с себя иго нацизма. Трудно назвать сферу политической жизни в ГДР, к которой он не был бы причастен. Создание Союза свободной немецкой молодежи, историческое объединение Коммунистической и Социал-демократической партий в Социалистическую единую партию Германии в апреле 1946 года, строительство новых Вооруженных сил республики во всем этом Кесслер был не просто участником, но и активным организатором. О его политической активности говорит то, что, начиная с 1949 года и до последних дней существования ГДР, он являлся депутатом Народной палаты и входил в состав руководящих органов СЕПГ.

Что касается военного этапа его биографии, то Кесслер после войны хотел заниматься только политикой, способствуя тому, чтобы немецкие юноши никогда больше не брали в руки оружия, а матери во всем мире никогда больше не оплакивали бы своих сыновей. Но обстановка по соседству с ГДР менялась. Западная Германия усиленно вооружалась, причем во главе этого процесса стояли бывшие гитлеровские генералы. Первый федеральный канцлер ФРГ Конрад Аденауэр провозгласил: Не воссоединение страны является нашей задачей, в освобождение Востока .

Об этом в личной беседе по-отечески поговорил с Кесслером, тогда секретарем ССНМ, один из основателей германской компартии, а затем лидер СЕПГ и первый президент ГДР Вильгельм Пик. Этот разговор стал определяющим для решения Хайнца посвятить себя строительству Вооруженных сил немецкого социалистического государства. По-настоящему военные знания Кесслер получил позднее, во время учебы в военных учебных заведениях СССР, в том числе в Академии Генерального штаба. Став впоследствии министром национальной обороны ГДР, он в качестве главного принципа вооруженных сил страны провозгласил защиту мира. И то, что в дни распада ГДР не заговорило оружие, тоже заслуга Хайнца Кесслера.

Однако власти объединенной Германии объявили его преступником и осудили на семь с половиной лет. Причем процесс издевательски проходил в здании того самого бывшего имперского суда, который приговорил Кесслера к смертной казни. 800 дней и ночей он провел в мрачных стенах печально знаменитой следственной тюрьмы Моабит, в одиночной камере размером четыре на два метра. Когда во время одной из встреч я выразил свое возмущение по этому поводу, он заметил: А что ты еще хотел от них ожидать? Или ты забыл Песню о классовом враге Бертольда Брехта: Нет слова, которое бы объединило нас. Как дождь падает сверху вниз, так классовый враг остается классовым врагом . Друзья называли Кесслера несгибаемым , а враги неисправимым .

Завершая рассказ об этом мужественном человеке, хочу сказать, что в его полнокровной и насыщенной событиями жизни нашли отражение два основополагающих полюса общественно-политических течений ХХ века. Это с одной стороны всеобъемлющее влияние Великой Октябрьской социалистической революции, с другой наступление реакции и капитала, политика войны и фашизма. До последнего дня Хайнц Кесслер был убежден в том, что поражение социализма явление временное, что будущее за идеей социальной справедливости и равенства. С этой точки зрения особое значение, на мой взгляд, приобретают сказанные Кесслером слова о том, что настоящей историей является та, которую пишет жизнь, а не та, которую кто-то дописывает себе в угоду.

…Среди участников состоявшегося в Москве 9 мая этого года марше Бессмертного полка были и члены немецкой делегации. Они несли портреты борцов-антифашистов, в том числе портрет Хайнца Кесслера.

http://sovross.ru/articles/1567/33626

Интересна статья?

0 комментариев *