Российским ученым предложили перейти на неполный рабочий день

Подведомственные ФАНО институты массово переводят научных сотрудников на неполные ставки. Причина — отсутствие денег на выполнение майских указов Владимира Путина о повышении зарплат
В научно-исследовательских институтах руководство предлагает сотрудникам массово переходить на неполный рабочий день, сообщили РБК в Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО). Таким образом, агентство косвенно признало претензии ученых, вышедших на митинг 28 июня. Никто не заставлял научные учреждения массово сокращать ставки сотрудникам, настаивают в агентстве. Цель ФАНО — перевести на неполные ставки только тех, кто и так работает не весь рабочий день.

Чтобы избежать формальных переводов, ведомство провело несколько совещаний с руководителями институтов и профсоюзом работников РАН. В пресс-службе агентства пояснили, что после такой оптимизации в ФАНО смогут подсчитать, сколько потребуется дополнительных средств для выполнения одного из майских указов президента Владимира Путина — доведения средних зарплат научных работников в России до 200% от средней по региону.

В действительности часто происходит фиктивное сокращение ставок, рассказал РБК научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН (ФИАН) ​Евгений Онищенко. Это происходит в нескольких институтах: речь идет о переводе сотрудника с полной ставки на половину или четверть при сохранении того же денежного вознаграждения. Онищенко добавил, что его самого перевели с полной ставки на половину, а денег продолжили платить столько же.

На митинге 28 июня ученые говорили корреспонденту РБК, что такая ситуация сложилась как минимум в трех институтах: помимо ФИАН, это Институт элементоорганических соединений имени А. Н. Несмеянова и Институт органической химии им. Н.Д. Зелинского. Про проблемы в Институте им. Несмеянова РБК сообщили три сотрудника. Начинает действовать [система фиктивного сокращения], уже перевели заведующих лабораторий на 0,2 ставки, нас к концу года переведут , — отметил один из них. Сотрудница Института им. Зелинского подчеркнула, что всех сотрудников в скором времени переведут на 0,4 ставки. В Институте синтетических полимерных материалов им. Н.С. Ениколопова такая возможность рассматривается, утверждает действующий сотрудник учреждения. [Ставки] еще не снизили, но это обсуждается. Дирекция сопротивляется сколько может , — заявил РБК ведущий научный сотрудник Института географии РАН Вячеслав Шупер.

Денег сотрудникам больше не платят, поскольку их у института просто нет, но средний оклад после таких действий резко вырастает — в два, в три, в четыре, в пять раз. Зависит от того, на какую часть ставки переведут сотрудников , — объясняет логику руководителей институтов Онищенко. Такой подход формально позволяет выполнить майский указ. С Онищенко соглашается зампредседателя Московской региональной организации профсоюза РАН Николай Демченко. По его словам, несмотря на желание ФАНО подсчитать все траты на научных сотрудников и в зависимости от полученного результата выявить, сколько еще необходимо денег для выполнения указа, все директора институтов и без этих дополнительных средств обязаны достичь определенных показателей. В случае их невыполнения организация не получает годовой премии , которая обычно идет на дополнительные выплаты ученым. Поэтому руководители вынуждены искать выход из ситуации и многие прибегают к схеме с фиктивным сокращением, указывает Демченко.

Глава ФИАН Николай Колачевский подтвердил факт дополнительных выплат институтам в случае достижения плановых показателей. Но он настаивает, что в ФИАН нет фиктивного сокращения ставок, которые были бы обоснованы исключительно желанием улучшить ситуацию со средней зарплатой. По указу ФАНО решение принималось по каждому отдельному сотруднику индивидуально: в зависимости от его опыта, количества времени, которое он тратит на работу и т.д. Колачевский признал, что после сокращения ставки какому-либо ученому зарплату ему сокращали не всегда. Все очень пестро. Всего 730 научных сотрудников. Из них около 220 на полной ставке, 200 на половине ставки и т.д. , — рассказал Колачевский.

Директор Института им. Несмеянова ​Азиз Музафаров отказался отвечать на запрос РБК, руководитель Института им. Зелинского Михаил Егоров находится в отпуске.

Помощник вице-премьера Аркадия Дворковича, который отвечает в правительстве за развитие науки, Алия Самигуллина сказала РБК, что распределение ставок — компетенция исключительно директоров научных учреждений.

Денег сотрудникам больше не платят, поскольку их у института просто нет, но средний оклад после таких действий резко вырастает — в два, в три, в четыре, в пять раз. Зависит от того, на какую часть ставки переведут сотрудников , — объясняет логику руководителей институтов Онищенко. Такой подход формально позволяет выполнить майский указ. С Онищенко соглашается зампредседателя Московской региональной организации профсоюза РАН Николай Демченко. По его словам, несмотря на желание ФАНО подсчитать все траты на научных сотрудников и в зависимости от полученного результата выявить, сколько еще необходимо денег для выполнения указа, все директора институтов и без этих дополнительных средств обязаны достичь определенных показателей. В случае их невыполнения организация не получает годовой премии , которая обычно идет на дополнительные выплаты ученым. Поэтому руководители вынуждены искать выход из ситуации и многие прибегают к схеме с фиктивным сокращением, указывает Демченко.

Глава ФИАН Николай Колачевский подтвердил факт дополнительных выплат институтам в случае достижения плановых показателей. Но он настаивает, что в ФИАН нет фиктивного сокращения ставок, которые были бы обоснованы исключительно желанием улучшить ситуацию со средней зарплатой. По указу ФАНО решение принималось по каждому отдельному сотруднику индивидуально: в зависимости от его опыта, количества времени, которое он тратит на работу и т.д. Колачевский признал, что после сокращения ставки какому-либо ученому зарплату ему сокращали не всегда. Все очень пестро. Всего 730 научных сотрудников. Из них около 220 на полной ставке, 200 на половине ставки и т.д. , — рассказал Колачевский.

Директор Института им. Несмеянова ​Азиз Музафаров отказался отвечать на запрос РБК, руководитель Института им. Зелинского Михаил Егоров находится в отпуске.

Помощник вице-премьера Аркадия Дворковича, который отвечает в правительстве за развитие науки, Алия Самигуллина сказала РБК, что распределение ставок — компетенция исключительно директоров научных учреждений.


Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Петербужцев     #1     0  

    Это ПУТИНИЗМ - в действии...

    Причем, хотя путинизм близок по смыслу к политическому онанизму (как скрытая разновидность самоудовлетворения россиян), но от первого - как показывает жизнь - исключительно одно только зло...

    ответить  
  2. Михаил Котов     #3     +1  

    Нашим учёным надо добиваться новой номинации в Нобелевском Комитете - "За развод своего народа". Тогда бы наш Клетчатый, любитель удавок и грозящий всему Миру применением я/б (как в Крыму), каждый год получал бы по Нобелю. Да, и по Шнобелю.

    ответить  
  3. Зотов Юрий     #4     -1  

    Может быть у нас такие особые учёные, что им что - то предлагают с верху...? Обычно учёные сами предлагают что-то весомое на верх, далее внедряют в середину и в низ!

    ответить