Оброк Бюрократии

  • 354     0
  • источник: sovross.ru

Екатерина Польгуева:

На состоявшейся неделю назад «прямой линии» президент Путин, судя по его собственной реакции, узнал много нового о жизни в стране. Недаром, пытаясь вникнуть в очередную коллизию, он постоянно произносил слово «странно». И все же информация эта явно неполна. А потому выводы делаются превратные: мол, бояре плохие и вороватые, зато царь хороший. (Хотя «царь» вовсе не спешит привлекать даже проштрафившихся «бояр» к ответственности.)

Но дело не только в личных качествах представителей власти: что региональной, что федеральной. Сама система и принципы управления страной таковы, что множат нерешаемые проблемы.

Одним из самых скандальных и заметных моментов «прямой линии» стало общение Путина с матерью троих детей Валентиной Саковой из Ставрополья, которая рассказала, что пострадавшим от наводнения не только не выдали обещанной материальной помощи, но еще требуют оплатить справки.

«Где деньги?» – осведомился президент у губернатора Владимирова, заявив, что из Москвы транш уже переведен. А про платные документы высказался так: «То, что с вас пытаются собрать какие-то деньги, это полная чушь. Мы обязательно в этом разберемся».

Однако надежда, что разберутся, минимальна. Конечно, жителям села Краснокумское (и самой Валентине) и компенсации срочно выплатили, и деньги за оформление документов вернули. Но разве одно такое Краснокумское даже на Ставрополье? А уж с поборами – фактически узаконенными – за оформление документов сталкивается едва ли не каждый россиянин каждый божий день.

Пока не ясен даже ответ на вопрос, где на момент «прямой линии» были те самые 937,5 млн рублей, выделенные федеральным центром на ликвидацию последствий наводнения в Ставропольском крае. По крайней мере все выплаты пришлось делать из резервного фонда краевого правительства. Неужели главу государства дезинформировали в переводе этих средств?

Похоже, президент смутно представляет, сколько кругом поводов для удивления! Хотя бы только по вопросу бюрократии и справок, которые, так или иначе, обходятся рядовым россиянам в немаленькую копеечку.

Вот, например, не добравшиеся до «прямой линии» жители поселка Стрелка, что в Красноярском крае, тоже пострадали и остались вовсе без жилья. Напомним, 24 мая из-за перекинувшегося на населенный пункт лесного пожара здесь сгорело 39 домов. И вот, из-за неправильно выданных справок люди в течение нескольких недель не могли ни получить компенсаций, ни освободиться от платежей за уже несуществующее жилье. В справках было написано, что дома просто сгорели, без уточнения конкретных причин. «Дома люди брали в ипотеку, они застрахованные. И сейчас бегают и мучаются с ипотекой, не могут разобраться. Произойдет оттяжка по выплатам, за 2–3 месяца людям придется платить за жилье, которого нет. В банках только начинают понимать ситуацию, но им все равно нужна нормальная справка», – объяснил местным журналистам житель поселка Евгений Семенов. Власти Лесосибирска пообещали в проблеме разобраться и выдать другие справки. И наверняка бесплатно.

А все потому, что, как это ни странно, жителям Стрелки и Краснокумского еще «повезло»: их жилища не просто сгорели и утонули, а бедствие оказалось масштабным, что называется, громким и резонансным. Потому на Ставрополье местные власти и обязали получать все необходимые справки в Росреестре через так называемую Систему межведомственного взаимодействия, то есть за счет муниципального бюджета.

А тысячам и тысячам «индивидуальных» погорельцев, жителям аварийных домов или, скажем, тем москвичам, которые решили отбиться от ненужной им реновации, приходится взаимодействовать с Росреестром самостоятельно. (Причин для такого взаимодействия множество.) И естественно, платно. С 1 января нынешнего года в соответствии с приказом №291 Минэкономразвития утверждены новые расценки за предоставление сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости. Например, копия межевого плана в бумажном виде обойдется в 1500 рублей (а в электронном – в 500), выписка о переходе прав на объект недвижимости в 400 руб., сведения о земельном участке под вашим многоэтажным домом – в 200 руб.

Вроде бы не так и дорого, но обычно (особенно если попал в чрезвычайную ситуацию) документов приходится оформлять много. К тому же не факт, что, заплатив пошлины, гражданин получит «услугу» (так официально называется предоставление документов). И чтобы вернуть свои деньги, придется приложить усилия.

Да что там! Даже просмотр сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости, без оформления каких-либо документов, и то платный.

Так что, помимо многочисленных налогов, даже рядовой россиянин, не занимающийся бизнесом, еще и выплачивает поборы на бюрократию.

Есть у этой проблемы и другой аспект. В 2009 г. правительство России (премьер-министром тогда был как раз нынешний президент Владимир Путин) приняло постановление о взимании комиссионных процентов с оплаты услуг ЖКХ. Ранее такая комиссия включалась в общую величину счета за коммуналку. Мало того, что коммунальные тарифы постоянно растут, так еще россияне опять-таки платят за банковские услуги. Иными словами, за прокручивание банками наших денег. И чем выше тарифы, тем, естественно, большая сумма достается финансовым учреждениям. В том числе и Сбербанку, формально подконтрольному государственному Центробанку.

И речь не только о коммуналке. Так, в конце прошлого года жительница Челябинска Мария Васильева выразила удивление: почему банк берет налог за оплату школьных нужд? Каждый месяц она совершает три платежа за сына-первоклассника на общую сумму 7 тыс. рублей, и с каждого комиссия – около 60 руб. Как объяснил представитель Сбербанка, все по правилам: банковская комиссия не может взиматься только с уплаты налогов и госпошлин. А оплата штрафов за административные правонарушения (например, нарушение ПДД), детского сада, школьных завтраков, лицензий и т.д. и т.п. – банковская услуга, которая стоит денег. Естественно, по всей стране, а не только в Челябинской области. «Надо такую комиссию во всех магазинах ввести, ну типа за выбитый чек, чем магазины хуже банков?!» – иронизируют граждане. Но главе государства, похоже, такое положение дел странным отнюдь не кажется. Или он опять-таки не в курсе?

И уж совсем тяжко приходится мелкому и среднему бизнесу (который в итоге или разоряется, или перекладывает свои расходы на потребителей – рядовых россиян). В татарстанском Зеленодольске на недавней встрече предпринимателей с бизнес-омбудсменом республики Тимуром Нагумановым и главным советником управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Русланом Гатиным предприниматели поинтересовались, почему за муниципальные услуги берут деньги. Один из них привел пример: в департаменте благоустройства с него потребовали 8,5 тыс. рублей за оформление разрешения на размещение парковки. Нужно понять, «что за услуги и почему их оказывают за деньги», заявил официальный борец с коррупцией Гатин. Но тут же фактически назвал причину: по казенным учреждениям района внебюджетные доходы составляют 56–58 млн рублей.

В общем, и местные, и региональные, и федеральные «казенные учреждения» зарабатывают, как могут, вводя собственные поборы-налоги. А для небогатого россиянина это, в дополнение к уже привычному обиралову, еще часто и налог на беду. Ведь собирать документы, выписки, оплачивать пошлины ему нередко приходится в каких-то экстремальных для него обстоятельствах.

Но лишь одному из десятков миллионов выпадет удача – напрямую обратиться за помощью к президенту. Остальные же продолжают жить под гнетом узаконенного «бюрократического рэкета», потому что выбора – нет.

http://sovross.ru/articles/1564/33460

Интересна статья?

0 комментариев *