Путь по битому стеклу

  • 408     1
  • источник: sovross.ru

Александр ЧУПРАКОВ:

В конце июля ожидается визит В.В. Путина в г. Киров, в рамках которого запланировано совещание по антикоррупционной деятельности. Оказывается, Кировская область, по результатам анализа Национального антикоррупционного комитета, вошла в число 11 лучших регионов по борьбе с коррупцией. В 2016 г. здесь не только был выполнен план по противодействию коррупции, но и предложены новые программы в данном направлении.

Вероятно, свою роль в выборе места проведения совещания сыграло и дело бывшего губернатора Никиты Белых.

Прошел год, как был заключен под стражу по подозрению во взятках один из молодых губернаторов России, оставивший бюджет области с долгами в 27 млрд рублей, притом что сумма долга равнялась собственным доходам региона. Напрашивается вопрос: может, главная причина неэффективной работы чужеродных губернаторов в том, что во власти они – своего рода вахтовики, то есть случайные для этой земли люди?

 Новые приоритеты вятского «росреестра»

Назначенный на должность врио губернатора Игорь Васильев вновь оказался из реестра лиц, не имеющих к области хотя бы малейшего отношения. Что называется, никаким боком. Взять того же Белых, тот пришел на должность хотя бы из соседней территории, Пермского края. Странным оказалось и то обстоятельство, что с должности руководителя федеральной структуры, Росреестра, Васильева поставили на регион, который в масштабах России погоды не делает ни в каком смысле. Догадки о возможных причинах такой «ссылки» пришли к кировчанам, когда на прежнем месте Игоря Васильева открылся скандал с растратой миллиардов, выделенных на разработку в Росреестре федеральной программы, которая так и не заработала к назначенному сроку, а деньги были потрачены.

На мой взгляд, любой руководитель, придя на новое место, обязан сохранить там все хорошее, что было наработано предшественником. В том числе оставить в работе программы развития, хорошо себя зарекомендовавшие, сохранить кадровый потенциал. Но перемены коснулись не только программ, но и увольнения большинства руководителей прежнего правительства. В итоге новый состав управленцев оказался в основном правительством вахтовиков. В регионе его уже называют Росреестром-2. Например, на должность и.о. министра транспорта был назначен Сергей Мошногорский, который до занятия этого поста работал и товароведом, и директором рынка, и начальником отдела материально-технического обеспечения Управления Росреестра, но только к дорогам и транспорту отношения не имел.

Был оставлен на должности и возведен в ранг и.о. заместителя председателя правительства Алексей Котлячков, министр сельского хозяйства, в период работы которого в должности руководителя АПК регион был выведен на 4-е место в России по запущенным землям. Из 21 47,4 тыс. гектаров сельхозугодий, принятых им в 2004 году, сегодня работают на сельское хозяйство только 1034,3 тыс. га. Из 623 сельхозорганизаций – по отчетам признаны живыми 296. Из 48,2 тыс. рабочих мест того периода на 1 января 2017 года в сельском хозяйстве осталось 20,6 тыс. человек.

Бывших чекистов не бывает?

Наследники Феликса Дзержинского известны по советским фильмам тем, что способны скрывать свои истинные намерения и играть в жизни чужие роли. Иначе говоря, озвучивать одно, а делать противоположное. Жители Кировской области долго ждали от врио губернатора, когда он озвучит свои программы развития региона. Но кроме объявленного им своего «НЭПа» – наведения элементарного порядка, региональных планов не последовало.

Когда на этот счет появилась громкая критика в СМИ, неподконтрольных врио, было объявлено, что новая программа находится в состоянии подготовки. Например, 6 апреля в правительстве области на встрече с руководителями профсоюзных организаций работников АПК, оборонной промышленности, образования, здравоохранения и культуры Игорь Васильев напрямую обратился к собравшимся с предложением подключиться к формированию программы развития области.

19 мая в Библиотеке им. А.И. Герцена Игорь Васильев провел круглый стол «Общественные инициативы», вокруг которого собрал 40 руководителей общественных организаций. За этим столом публично обязался включить в программу более 300 инициатив общественности.

Призывая общественность к формированию программы, Игорь Васильев намерен принять ее только осенью, после избрания себя губернатором.

Возможно, не стоило вести речь о программах, если бы не засекреченный документ, который стал известен СМИ из закрытых источников буквально в конце мая. Оказывается, реальная программа «развития» области была утверждена 31 марта 2017 года правительством региона, и ее дословное название – «Программа по оздоровлению государственных финансов Кировской области до 2019 года». А все разговоры о новой программе – спектакль к сентябрьским выборам?

Оптимизация через ржавые гвозди и битое стекло?

Программа оздоровления финансов даже при поверхностном анализе не может не вызывать сомнений в эффективности. Увеличение доходной части бюджета за 3 ближайших года на 3,3 млрд рублей, на мой взгляд, это крик вопиющего в пустыне. При таких подходах только на ликвидацию уже наработанного госдолга потребуется 10 лет, но этот долг имеет свойства расти, так как по-прежнему регион берет в банках кредиты под коммерческие проценты. Сомнительными выглядят мероприятия по реорганизации областных госучреждений (эффект 134,1 млн руб.) и оптимизации численности работников учреждений (эффект 299,6 млн руб.).

Здоровый бюджет, во-первых, не означает комфортного и здорового, как в социальном, так и в физическом плане, проживания людей. Прежде всего оздоравливать нужно экономику, а для этого остановить процессы массового банкротства предприятий. В свое время, изучая отчеты областного арбитражного суда за 7 лет руководства регионом Никитой Белых, я насчитал 2217 юрлиц, прошедших через процедуру банкротства, из которых 184 предприятия в сельскохозяйственной отрасли. Ни одно из банкротств не закончилось оздоровлением. Иными словами, только 339 дней из 7 лет в регионе были «выходными» от банкротства, в остальные годы каждый день приносилось в жертву одно предприятие. Нынче экономика региона опускается до дна. Я побывал на личном приеме у врио губернатора по этому вопросу 9 сентября 2016 года. С тех пор не изменилось ровно ничего, предприятия продолжают банкротиться, криминал торжествует. Хотя 4 мая на встрече с директорами ведущих предприятий области врио губернатора признал, что менее 1% банкротящихся предприятий заканчивают процедуру оздоровлением. По моим подсчетам, если быть точным, за 10 лет оздоровлением закончили банкротство 2 предприятия, на лечение других в правительстве не нашлось докторов. Но программа оздоровления финансов, как ни странно, не предусматривает мероприятий по оздоровлению банкротящейся экономики.

27 октября 2016 года, выступая с бюджетным посланием к заксобранию, врио губернатора пообещал: «Путь из нашей долговой ямы усыпан даже не острыми шипами, а ржавыми гвоздями и битым стеклом».

Каждый волен видеть в этих процессах свою картину, а я представляю этот путь через десятки и сотни тысяч исковерканных человеческих судеб, через брошенные деревни и села, через не доживших свой век людей.

В своем послании Игорь Васильев привел еще одну интересную цифру. Оказывается, годовой объем бюджетных ассигнований на ФОМС неработающего населения составляет в области 5 млрд рублей. Логично было бы дать хотя бы четверти этих людей работу, ведь область занимает

4-е место в России по заброшенным землям сельхозназначения – 1,88 млн гектаров. Почему бы не свернуть с ржавого пути на зарастающие мелколесьем земли? На практике правительство в процессы банкротства не вмешивается, предпочитая ездить на ярмарки в Китай с «Вятским квасом» и пивом «Вятич».

Если вернуться к Программе по оздоровлению финансов, то бросается в глаза введение критериев нуждаемости по ежемесячным денежным выплатам и мерам социальной поддержки таким категориям граждан: ветераны труда; лица, удостоенные почетных званий СССР, РСФСР, РФ; инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов (речь о доплатах получателям пенсии ниже прожиточного минимума); граждане, ставшие инвалидами в ходе вооруженных конфликтов; участники боевых действий и члены семей погибших и пропавших без вести в ходе международных конфликтов; женщины, родившие и воспитавшие 5 и более детей. Заявлено об отмене 10 видов премий творческим работникам. Ставится крест на стипендиях для лучших студентов по приоритетным видам деятельности. Заявлен отказ на субсидии юрлицам и ИП по социальным перевозкам автобусных маршрутов. До 2019 года предполагается сокращение финансирования детей-сирот в детских домах. И это только часть творческих замыслов по оптимизации бюджета.

Бывших бизнесменов не бывает?

Привлеченная врио губернатора команда, как и сам Игорь Васильев, имеет за своей спиной солидный коммерческий опыт. Качества для управленцев нужные. Но вот что установил в ходе расследования дорожных конкурсов кировский общественник Виталий Брамм.

Самый выгодный контракт на ремонт дорог в Кирове, стоимостью 390 млн рублей, выиграл московский подрядчик по цене с падением на 1%. При этом местные дорожные предприятия – «Вятавтодор» и ГДМС, в конкурсе не участвовали. И то обстоятельство, что 10 из 11 выигранных участков дорог москвичи отдали на субподряд «Вятавтодору», говорит о многом. Московская фирма, получается, выполнила роль обыкновенной «прокладки», чтобы за счет договора субподряда положить в карман десятки миллионов рублей. Настоящих, а не фиктивных бюджетных денег.

«Освоение» кировских дорожных денег началось еще осенью 2016 года. Созданная за месяц до проведения конкурса на поставку щебня московская фирма «Омега», учредителем которой является житель Краснодара, с грубым нарушением правил (без вскрытия конвертов) «выиграла» контракт на 120 млн рублей. Вероятно, для этого и потребовался специалист и выходец из Краснодара – Сергей Мошногорский, до этого возглавлявший отдел управления Росреестра по Краснодарскому краю. На сегодня он из правительства уволен и на его место взошел очередной москвич.

Подобные траты бюджета происходят и в закупках оборудования для медицинских учреждений. Например, для открывшегося в г. Советске отделения гемодиализа аппараты были закуплены по цене в два раза выше, чем в других регионах.

Если вернуться к периоду начала работы в области Никиты Белых, его опыты также начинались с экспериментов по закупке медоборудования. Например, томографа для перинатального центра по цене 92 млн, когда цена производителя составляла 16 млн рублей.

http://sovross.ru/articles/1563/33406

Интересна статья?

0 комментариев *