Редактор и амнезия, голем Роскомнадзора, патанатом, мозг и ум

  • 352     0

Из почты

Привет, это Ткачев, редактор — то есть тот человек, который читает (по крайней мере, должен читать) всю «Медиазону». Понятно, что при таких объемах отдельные тексты и новости в моей голове надолго не задерживаются; сюжеты деформируются под собственной тяжестью, перемешиваются и слипаются в один комок, из которого торчат потом только самые яркие, болезненные детали. Не подумайте, что я жалуюсь на раннюю деменцию, я просто приглашаю посмотреть на информационный поток изнутри, глазами утопающего. 
Что мне запомнилось за неделю:
Понедельник. Текст Сологуба про дело 26 марта. Там был адвокат по назначению, который названивал заплаканным родственникам столяра Шпакова и требовал «отблагодарить», потому что без его неоценимой помощи столяр «совсем пропадет»; мать-пенсионерка говорила, что нет денег, а адвокат прямым текстом предлагал взять кредит. Потом он не явился на заседание.
Фотоистория про День защиты детей в женской колонии. Там какие-то душераздирающие цифры: в ИК несколько сотен осужденных, администрация разрешила свидания нескольким десяткам, к половине из них никто не приехал.
Еще в понедельник был онлайн с процесса другого героя 26 марта — Станислава Зимовца. Свидетель Климов — это полицейский в штатском, который ходил в толпе и снимал все происходящее на видео — отчеканил фразу: «На Пушкинской площади кирпичи просто так не валяются». Потерпевший Котенев, который получил синяк в спортзале незадолго до митинга, сказал что-то трогательное и мужественное про неизбежность травм на «нашей службе». Зимовец пока держится на отлично, но видно, что происходящее начинает его слегка бесить; спрашивал Котенева, как можно почувствовать боль от брошенного кирпича через бронежилет, не из пушки ли в него стреляли.
Вторник. День рождения Пушкина А.С. В Челябинске на улице нашли человеческую голову в пакете, «из-за гнилостных изменений пол погибшего установить не представляется возможным». В Госдуме получили подписи против «реновации», и какой-то чин, вице-спикер или глава комитета, сказал , что это подделка и «и кое-что еще». Настойчивые выводы, незримые каркасы, цветные сны . В Москве Тверской райсуд не стал наказывать уроженца штата Аризона, корреспондента британской газеты The Guardian Алека Луна за то, что 26 марта его задержали в Мамоновском переулке, когда он, выполняя задание редакции, освещал известный митинг. Под конец заседания пристав в лучших традициях нахамил фотографам, звучало классическое «вам русским языком сказано». 
Среда. В суде по делу об убийстве Бориса Немцова выступают адвокаты потерпевшей стороны — родных погибшего политика. В причастности к преступлению Хамзата Бахаева сомневаются даже они: Бахаев «мог быть в курсе», но его личное соучастие не доказано. Вообще, чувствуется, что процесс близок к финалу, стороны включили красноречие и некоторую театральность, Ольга Михайлова говорила о «подлом убийстве в спину под стенами Кремля», адвокат Бахаева Заурбек Садаханов щегольнул не до конца понятной метафорой патологоанатома, который, вскрыв череп, видит мозг, но не ум. Кого он уподобил патанатому, я не понял. 
Рамзан Кадыров распространяет свой суверенитет на Брянск: группа захвата из Грозного блокирует в здании местного следственного отдела беглого спортсмена Амриева, которого давно хотят видеть в Чечне. Его спасают правозащитники из «Комитета по предотвращению пыток», брянские силовики соблюдают нейтралитет.
Текст Лизы Пестовой про африканок в России. Отстрел бездомных в Киншасе, Демократическая республика Конго. Чтобы загладить вину перед отцом случайно убитого на охоте парня, конголезец отдает ему в жены свою дочь-подростка. Как попасть из Демократической республики Конго в Конго? Надо переплыть реку Конго. Получить статус беженца в России удается единицам, такие случаи бывают не каждый год. Летом африканцы-нелегалы стекаются в южные курортные городки, потому что отдыхающие на пляжах россияне охотно фотографируются на память с их детьми. Полиция устраивает облавы.
Фантастическая история про то, как Роскомнадзор создал в своем роде голема — программный комплекс «Ревизор». Немая сцена. 
Четверг. История про искалеченного срочника. Мать, которая провожает сына полным набором военно-патриотических банальностей: «мужиком станешь», «страну посмотришь». Мальчик звонит ей из поезда странным голосом и говорит странные вещи; говорит намеками, боится; потом его находят под откосом с переломанными костями и порванным легким. Мальчик в коме в читинском госпитале, за пять с половиной тысяч километров от дома. Великая Валентина Дмитриевна Мельникова из Комитета солдатских матерей, которая занимается такими мальчиками с 1989 года и не перегорела. 
Рамзан Кадыров распространяет свой суверенитет на Белоруссию: несчастного Амриева, который накануне успел выбраться из России, выдают обратно. 
© 2017 «Медиазона»

Интересна статья?

0 комментариев *