Александр Кушнарь. Ким струсил

Ким Чен Ын ожидаемо спасовал перед Трампом, скрыв свое бездействие за стеной пустопорожней милитаристской риторики: похоже — хотя в том нет окончательной уверенности — Пхеньян не рискнул проводить запланированное на 15 апреля шестое подземное ядерное испытание. Такое решение он, судя по всему, принял после того, как США — не без помощи Японии и Южной Кореи — в считанные недели и даже дни сформировали мощнейшую тихоокеанскую группировку возле Корейского полуострова, чтобы иметь возможность в любой момент обрушить на Северную Корею всю гигантскую мощь многочисленных кораблей и самолетов.

Так образом, новая американская администрация — благодаря качественным военным кадрам в Пентагоне и Совете национальной безопасности — сумела без единого выстрела заставить КНДР отказаться от очередного ядерного испытания, которыми Пхеньян так любил дразнить бесхребетного Обаму. Лучшая война — та, которая не началась. Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь , — говорил легендарный полководец китайский Сунь-цзы, добавляя, что если у тебя сил в десять раз больше, чем у противника, окружи его со всех сторон . Именно этот маневр и произвел Пентагон, фактически выставив против Северной Кореи 2,5 тыс. Томагавков : как сказал военный эксперт Михаил Ходоренок, примерно такое количество крылатых ракет может отправиться в страну чучхе в случае военной провокации, которую северокорейские власти собирались приурочить к празднуемой на этих выходных 105-й годовщине со дня рождения Ким Ир Сена.

В этом смысле удивляет мнение европейского корееведа Рюдигера Франка, высказанное им в интервью DW. Он выдал два суждения, показывающие, на мой взгляд, непонимание новой международной реальности, которая пришла вместе с тандемом Мэттис — Макмастер в США. Во-первых, он усомнился в том, что Си Цзиньпин дал Трампу согласие на более жесткие действия в отношении КНДР. Во-вторых, он уверен в том, что шестой атомный тест будет .

Эти предположения противоречат тому, что произошло на самом деле.

Прежде всего, следует отметить, что китайский президент мгновенно среагировал на атаку по сирийской базе и немедленно развернул груженые углем северокорейские корабли, дав Пхеньяну желудком понять: продолжит ядерные испытания — не получит от Китая финансирования на прокорм и без того голодающего населения. Более того, Пекин пошел на немыслимое и произвел в Совбезе ООН уникальный жест, впервые выступив против России в голосовании по антиасадовской резолюции. Американские СМИ оценили этот шаг как исключительную дипломатическую победу главы Белого дома: практически одним движением руки он смог заставить Китай — еще недавно подвергаемый Вашингтоном жесткой критике — сделать то, на что годами не могла сподобиться барахтающаяся в нерешительности обамовская президентура.

Я считаю крайне маловероятным, что Трамп мог получить согласие Пекина на более жесткую политику, не говоря уже о нанесении удара , — говорит господин Франк.

Но именно здесь кроется его главная аналитическая ошибка: Трамп и не пытался получить согласия Си! Напротив. Лидер КНР всего лишь был поставлен Трампом в известность о том, что тот разнесет в дребезги военную инфраструктуру КНДР, если заплывшая жиром сверокорейская элита посмеет еще хоть раз провести ядерное испытание. В результате китайцам пришлось в срочном порядке и всеми возможными способами доносить до Пхеньяна простую мысль: Трамп — не Обама, и недавние слова Тиллерсона о конце прежней политики умиротворения — это не пустой звук, а угроза неминуемого удара, подкрепленного 59-ю Томагавками в Сирии и мать-бомбой в Афганистане. Между тем, военный конфликт на полуострове — последнее, что нужно Китаю, стремящемуся к социально-политической и экономической стабильности в регионе.

Что касается очередного ядерного испытания, которое, по словам эксперта, рано или поздно состоится, то здесь Франк может оказаться правым только отчасти: напористая политика нынешней администрации не позволяет считать, что Трамп в свою каденцию позволит Северу хоть однажды запустить баллистическую ракету либо взорвать атомную бомбу. Разумеется, нельзя исключать, что следующая американская администрация окажется менее решительной во взаимодействии с Пхеньяном, однако тогда уже речь пойдет совсем о другом геополитическом контексте.

И хотя замминистра иностранных дел КНДР Риола Хан, слова которого накануне распространило агентство AP, заявил о том, что Пхеньян проведет ядерное испытание в то время, которое выберет высшее командование Северной Кореи, в его формулировке читается совершенно иное: отныне и вплоть до последних дней Трампа на посту президента США Север будет действовать ровно в тех границах, которые прочерчены для него американской военно-политической машиной.

Что еще более важно: эти же рамки, по всей видимости, теперь действуют и в отношении всех прочих диктатур по всему миру — от Дамаска до Москвы.

Александр Кушнарь.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Виктор Шмакин     #2     0  

    Неумная статья, воспевающая и якобы могущество, и якобы оперативность американских сил в этом районе, и якобы зависимость Китая от США (кстати, по Сирии он не голосовал против России, а просто воздержался. Да и чьи и когда корабли это Китай разворачивал ?-миф). Да и КНДР - не Сирия, она готова к войне и в ответ на американский удар не задумываясь шарахнет всем чем может не только по американским базам в Южной Корее, но и по Гуаму, Алеутам и Гавайям, т.е. по самим Штатам. Наверняка советники Трампа не дураки и этого сами очень даже опасаются.

    ответить