Революция, модернизация и коллаборационисты.

На просторах расчлененного СССР то тут то там появляются памятники коллаборационистам. На Украине Бандера с Шухевичем, у нас Маннергейм с Врангелем. Что роднит нынешнюю элиту с предателями России? Нельзя же воспринимать всерьез сказку о «спасении Россию от злодеяний большевиков». На эти «спасители»: белые, фашисты, америкацы, реформаторы за двадцатый век навалили десятки миллионов трупов ни в чем неповинных людей и сейчас продолжают.

В чем же смысл сокровенной «белой идеи» и от чего нас «спасают»?

Официальная советская историография объясняла гражданскую войну с классовых позиций. Мол белые генералы воевали за классовые интересы: за национализированные имения, заводы, газеты, параходы. Однако, эта версия, несмотря на простоту и привычность, не выдерживает критики. За какие «классовые интересы» сражались против советской России марксистские партии меньшевиков и эсэров? Да и у белых генералов особых латифундий или промышленных империй не просматривается. У основателей белого движения, генералов Алексеева и Деникина деды были крепостными. По той же причине, нельзя говорить о сословном характере белых. Генералы "от сохи" и марксисты не вписываются.

Статья «Белая борьба» в Википедии предлагает несколько версий белой идеологии

Монархизм

Демократия

Патриотизм

Единая и неделима Россия

Порядок и законность

Приходится признать что у ведомства Мединского получается еще хуже, чем у советского агитпропа.

 

Монархизм – это вобще смешно, учитывая что именно генерал Алексеев вынудил царя отречься от престола и многочисленные белые вожди выступали за конституцию, демократию, учредительное собрание и т.п. Это позднее, уже в эмиграции среди белых пошла мода на «монархизм».

Вопрос об «учредительном собрании» можно считать закрытым, после расстрела членов учредительного собрания Колчаком. Да, большевики учредительное собрание разогнали, но Колчак – расстрелял!

«Патриотизм» белых тоже звучит крайне неубедительно, учитывая что они воевали против своей страны и своего народа на деньги Запада, авансом раздавая западным «партнерам» Кемски волости и жирные куски экономики. И уже особенно неприличным выглядит «патриотизм» значительной части белых, которые пошли на службу к Гитлеру.

Единая и неделимая Россия – тут даже не смешнго. Атаман Краснов, продался немцам и объявил независимость территории войска Донского, Врангель, ездил в Киев наниматься к посаженному немцами гетману Скоропадскому, не говоря уже о самом факте мятежа и войны против собственного народа на деньги иностранных государств. Ну и уж почитание сепаратиста Маннергейма никак не укладывается даже в самое широкое понимание «единства» России.

Порядок и законность? О каком «порядке» может идти речь в случае вооруженного мятежа? Какая «законность» возможна, когда мятежники живут грабежом захваченных территорий? О какой законности можно говорить, когда Колчак сжигал целые деревни в Сибири?

Так за что сражались белые? Что так почитают нынешние реформаторы? Чем так досадила им наша революция?

Как ни парадоксально, пожалуй лучше всего смысл Октябрьской революции сформулирован в директиве экономического штаба Ост в мае 1941 года :

"Россия под большевистской системой вышла из под влияния Европы, таким образом, нарушив европейское равновесие по разделению труда. Наша задача состоит в том, чтобы вернуть Россию в кооперационную европейскую систему, неизбежно разрушив современное экономическое равновесие в рамках СССР. Это ни при каких обстоятельствах не должно являться сохранением прежней ситуации, а наоборот – полный отказ от прежней системы и включение экономики России в европейскую систему. Из этого следует неизбежное отмирание промышленности, как и большей части населения на субсидируемых территориях".

В одном ведомсто Мединского безусловно право. «Белые вожди мыслили будущее устройство России как демократического государства в его западноевропейских традициях». Они, как и их западные хозяева, хотели подчинить Россию Западу и ни в коем случае не допустить самостоятельного, независимого развития.

И Врангель в Крыму и Колчак в Сибири, и Маннергейм в Финляндии, и Скоропадский на Украине, и марксисты Плеханов с Аксельродом, и украинские «националисты» Бандера с Шухевичем, и Путин с Порошенко - все хотели, чтобы в России было как на Западе. Сами они гвоздя в жизни не забили и делать ничего не собирались. Рассчитывали что «как на Западе» лучше всего сделает сам Запад. Надо просто поскорее сдать ему Россию с потрохами, а самим занять доходные государственные должности и жить с откатов.

Именно поэтому сепаратист Маннергей стал у них «патриотом». Патриотом Запада. Потому что оторвал Финляндию от России и сделал частью Запада. Зато Ленин «сепаратист» - отстоял свободу, независимость и территориальную целостность России. Не дал превратить в колонию «прогрессивного» Запада. За это его прокляли даже бывшие соратники марксисты: "Самой главной для всего интернационального пролетариата изменой их собственному знамени является сама большевистская диктатура для водворения коммунизма в экономически отсталой России в то время, когда в экономически наиболее развитых странах еще царит капитализм" - писал лидер меньшевиков Аксельрод. Продать Россию Франции или Германии - не измена. Измена - идти своим путем.

Отсюда и кабальные договоры Врангеля с западными «партнерами», по которым Франции отходил уголь Донбасса, доход железных дорог европейской России, хлеб Кубани, таможенные пошлины с портов Черного и Азовского морей. Некоторые могут подумать что Врангель хотел вернуть имение, а продажа России Западу была лишь средством получить для этого оружие и деньги. Но на самом деле, загнать Россию в кабалу к Западу было не средством, а целью коллаборационистов. Совсем уж прозрачный пример - раздача нашей национальной собственности западным «партнерам» начиная с 90-х годов и вступление в ВТО. Никаких большевиков уже в помине не было. Никаких имений у Ельцина, Путина или Чубайса не конфисковывали. Коллаборационисты контролировали всю страну но с упоением раздавать ее иностранцам.

С этой точки зрения, поведение белых становится вполне логичным. Подумаешь Плеханов и Аксельрод «за освобождение пролетариата», а у Алексеева и Деникина деды были крепостными? Все они читали Маркса и Адама Смита. А те советуют отдаться "прогрессивному" Западу, впустить «мировой рынок». Вот и продались наши интеллектуалы недорого. Подрядились вести колониальную войну Запада против собственной страны. И сейчас стараются. Потому Россия с 2005 года потеряла 35 тысяч предприятий. Это минус четыре индустриализации 30-х годов. Потому Украина продает черноземы и разрешает вывоз леса-кругляка в обмен на займы.

Национальную экономику разрушают вполне сознательно. Выступая перед студентами Новосибирского университета в 2000 году, В. В. Путин сказал: «Для того, чтобы интегрироваться в мировое экономическое пространство, необходимо „открыть границы“. При этом части российских производителей станет неуютно под давлением более качественной и дешевой зарубежной продукции», добавив, что идти по этому пути необходимо – иначе «мы все вымрем, как динозавры».

Стоит ли удивляться, что на Украине сегодняшние коллаборационисты Запада ставят памятники своим предшественникам коллаборационистам Бандере и Шухевичу, а в РФ нынешние коллаборационисты ставят памятники своим предшественникам – Врангелю и Маннергейму?

А в чем же провинились Ленин и Сталин? Да в том, что посмели провести независимую модернизацию России. Зачем они это делали? Зачем строить самим и огорчать «партнеров» по плану «Ост»? Ведь можно отдаться Англии или Германии? Пусть они нам и сделает все как в Англии да в Германии? К чему нам собственная наука, технологии, когда заморские буржуи все сами привезут – только впусти?

А проблема в том, что Англия только в самой Англии делает как в Англии, а в остальном мире делает как в Бангладэш. Маркс об этом не писал, и Адам Смит тоже. Об этом писал Ленин. Уже в 1916 году в работе«Империализм как высшая и последняя стадия капитализма», Ильич описал эти джунгли, где Америка и Германия медленно но верно пожирают даже Англию, и вполне убедительно показал, что у Российского бизнеса нет шансов. :

«Электрическая промышленность — самая типичная для новейших успехов техники, для капитализма конца XIX и начала XX века. И всего более развилась она в двух наиболее передовых из новых капиталистических стран, Соединённых Штатах и Германии. В Германии на рост концентрации в этой отрасли особо сильное влияние оказал кризис 1900 года. Банки... в высшей степени ускорили и углубили во время этого кризиса гибель сравнительно мелких предприятий, их поглощение крупными. «Банки, — пишет Ейдэльс, — отнимали руку помощи как раз у тех предприятий, которые всего более нуждались в ней, вызывая этим сначала бешеный подъём, а потом безнадёжный крах тех обществ, которые были недостаточно тесно связаны с ними». До 1900 года было восемь или семь «групп» в электрической промышленности, причём каждая состояла из нескольких обществ (всего их было 28)... К 1908–1912 гг. все эти группы слились в две или одну... Но концентрация в Европе была также составной частью процесса концентрации в Америке. Таким образом сложились две электрические «державы»: «других, вполне независимых от них, электрических обществ на земле нет», — пишет Гейниг в своей статье: «Путь электрического треста».»

Если Россия хочет иметь собственную науку и технологию, надо закрыться от империалистических хищников и развиваться самостоятельно. Потому вокруг Ленина и собрались профессора, академики, генералы, инженеры - все, кто хотел модернизации России и умел дело делать. А те, кто хотел отдаться Западу, побежали в Берилин, Париж, Лондон, Вашингтон выпрашивать деньги и оружие чтобы убивать русских мужиков.

Ленин свободно оперирует цифрами, фактами, концепциями из работ ведущих экономистов своего времени. Риторика коллаборационистов, с начала 20-го века и по сей день, поражает интеллектуальным убожеством и, прежде всего, полным отсутствием каких-либо практических планов развития промышленности. Врангель, Бандера или Медведев – всем им экономика скучна и неинтересна. Ельцинский премьер-министр Гайдар хвастался, что ни разу в жизни не был на заводе. Зачем туземному барину напрягать мозг? Достаточно открыться мировому рынку. Западные «партнеры» сами все сделают как надо. Как надо им. В соответствии с их планом для России – планом «Ост».

С 1916 года, когда Ленин писал свою работу, мало что изменилось. Мы уже видели какие планы имела на Россию Германия в 1941. Но и сегодня цели Запада все те же – уничтожить науку и промышленность в незападных странах. Вбомбить их в каменный век. Примеры Ливии, Сирии, Ирака, Украины, Чечни у всех перед глазами. И в наши дни выходят книжки ведущих западных политиков вроде «Разрушения наций» заместителя английского министра иностранных дел Роберта Купера, показывающие нам как наше будущее видят на Западе.

Какими бы красивыми словами не прикрывалось уничтожение нашей экономики: «конкурентоспособность», «качество», «дешевизна», «интеграция» - суть одна. Коллаборационисты не собираются палец о палец ударить для развития промышленности. Но при этом, не забывают поливать грязью создателей сверхдержавы со второй экономикой мира:

«Эта революция – очевидный пример того, как с утратой стабильности были по сути разрушены основы экономики и на долгие годы утрачены перспективы экономического роста» Д. Медведев

За годы «утраченных перспектив», экономика выросла в 87 раз, несмотря на две мировые и гражданскую войну, экономическую блокаду и постоянную угрозу войны. «Стабильность», которую принесли коллаборационисты, немедленно привела к развалу страны, позорной колониальной зависимости, уполовинила экономику, уничтожила науку и навсегда лишила Россию перспектив роста. Планы западных «партнеров» экономического роста России не предусматривают, а других планов у коллаборационистов нет.

Александр Степанов

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Андрей В     #1     0  

    Кто был автором Революции и кто спас Россию.

    В сентябре 1917-го года Керенский, будто забыв про Учредительное собрание, вручил «судьбу России» неожиданному явлению — Демократическому совещанию (большевики там были представлены единицами, 5 октября Сталин увел фракцию большевиков из этого Совещания), совещание избрало странный орган — Совет Республики или Предпарламент — почти 6 сотен человек с чисто совещательными функциями при новом правительстве.

    Контр-корниловский заговор русских генералов продолжился действенно. Известно, что в начале сентября 1917-го года группа генералов — Самойло (будущий кавалер 2 орденов Ленина и 4 орденов Красного Знамени), Петин, другие (все — из разведки Генштаба) составили секретный план действий во благо России: немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, немедленная демобилизация вконец разложенной армии (6 миллионов солдат на фронте, 4 миллиона солдат в тылу, 2 миллиона дезертиров), выставление против германских и австрийских войск «завесы» — 10 корпусов, 300 тысяч штыков, наполовину — офицерского состава, чтобы под прикрытием этой «завесы» не позднее ноября 1917-го года начать формирование новой, Социалистической армии.

    Видимо, Ленин, сидючи в Финляндии, кое-что знал от Сталина об этих приготовлениях. Когда в сентябре Керенский собрал в Александрийском театре Демократическое совещание, то Ленин из Гельсингфорса яростно требовал от Сталина немедленно арестовать это Совещание — и взять власть.

    В 1924-м году Сталин с большой иронией вспоминал этот эпизод. Вместо имени Ленина он говорил — «некоторые товарищи требовали от нас», и далее: «вот пример людей, которые ничего не понимают в деле взятия власти».

    Генералы-антикорниловцы хороню понимали, что власть генералов в России вызовет только народную ненависть. Нужно было найти достойное учреждение, чтобы вручить ему власть. Таким учреждением мог стать 2-й Всероссийский съезд Советов. И в сентябре, через аппарат партии большевиков, началась ажитация за спешный созыв въезда Советов. ВЦИК Советов (который сидел уже в Смольном) колюче противился этому делу. Но искусственно подогретые «требования снизу» сделали своё: созыв съезда был назначен на 20 октября 1917-го года. В любом заговоре настаёт момент, когда круг посвященных резко расширяется, и информация начинает утекать. В начале октября весь Петербург знал, что 20 октября большевики будут брать власть. (Заметим, что ещё в сентябре заводской ремонт крейсера «Аврора», по приказанию свыше, был резко ускорен и готовность крейсера к выходу была назначена на 20 октября.) Все крупные газеты в Петрограде с 14 октября завели каждодневную рубрику «К выступлению большевиков»...

    Ленин тайно приехал в Петроград где-то меж 7 и 10 октября. 10 и 16 октября состоялись два «исторических» заседания, на которых Ленин с неприятностью узнал, что члены ЦК, его вернейшие ученики, весьма кисло относятся к обещаемому перевороту. Большевики не хотели брать власть (это видно из мемуаров Раскольникова) и не понимали, зачем им это нужно. Некоторые, вероятно, испытывали просто страх — а вдруг их повесят, и торопились отмежеваться. 18 октября Каменев в газете Горького напечатал от своего и от Зиновьева имени заявление, что они — члены ЦК большевиков — против переворота.

    ~ «Двадцатое октября» всех запугало и у всех навязло в зубах. ВЦИК и его председатель Дан почли за благо отстраниться от одиозной даты и перенести открытие съезда Советов на среду 25 октября. Заговорщики использовали последний шанс: 20 и 21 октября военный министр Верховский страстно убеждал правительство и Предпарламент немедленно начать мирные переговоры с Германией и Австро-Венгрией. Правительство уволило Верховского. 21 октября, в субботу, состоялось сверх-тайное заседание ЦК большевиков (о котором не знал Троцкий), где был утверждён секретный «практический центр» руководства переворотом от большевиков: Сталин, Дзержинский, Урицкий.

    Остаётся тайной, где, кем и когда было решено начать переворот 24-го числа, чтобы преподнести власть съезду Советов в подарок. На дополнительную подготовку оставались воскресенье и понедельник (погода была пасмурная и сухая, ночью плюс 1 по Цельсию, днем плюс 3, устойчивый западный ветер 8 м/сек). Когда Ленин 24 октября писал второпях свою ужасную записку: «Верховского прогнали! всё висит на волоске! неважно, кто возьмёт власть!..», в Петербурге, великом городе, столице недавней Империи, дело совершалось неторопливо. Специальные группы тихо овладевали почтамтом, телеграфом, телефонной станцией, вокзалами — все эти учреждения продолжали исправно работать, и публика ничего необычного не замечала, просто — на почте и телеграфе вводилась негласная цензура — какие письма и телеграммы дозволительно отправлять, а какие нежелательны. На телефонной станции вводилось прослушивание всех телефонных разговоров и разъединение разговоров ненужных. На вокзалах специальные люди садились рядом с диспетчером и советовали ему, какие поезда и эшелоны желательно пропустить, а какие лучше притормозить.

    Естественно, что всё это осуществляли не солдатня, а обученные своему делу офицеры.

    Переворот был затеян за день до съезда, чтобы вручить власть съезду — и сразу заключить мир. Но выяснилось, что съезд не хочет брать власть. Делегаты не понимали, зачем они собрались. Из анкет делегатов-большевиков видно, что многие большевики из глубинки не хотели «власти Советов» — они хотели «демократии» и даже «коалиции» — власти совместно с «буржуями». Съезд открылся в Смольном (загаженном, заплёванном, плохо освещённом) 25 октября в 11 часов вечера, когда на Дворцовой площади шла вялая стрельба. Съезд возмутился против «насилия». Мартов заявил, что происходящее — «военный заговор за спиной съезда» (видимо, Мартов, человек умнейший и хорошо информированный, что-то знал о «генеральском» закулисье происходящего переворота). Арест министров, которые почему-то не разбежались утром, а заперлись за штыками в Зимнем дворце, был нужен заговорщикам, чтобы предъявить этот арест съезду Советов как неоспоримый факт низвержения прежней власти. В четвёртом часу утра Каменев зачитал съезду телеграмму Антонова о том, что Временное правительство арестовано. Большевики имели на съезде менее половины мандатов. Догадайся эсеры и меньшевики объединиться — они бы сформировали своё правительство. Но правые эсеры и «чистые» меньшевики, в знак протеста и негодуя, покинули съезд. Большевики получили большинство и приняли «Декрет о мире».

    В вопросе войны и мира Ленин и Сталин даже в своём ЦК и в правительстве находились в меньшинстве. Вероятно, что под нажимом генералов, созыв УС отложили до 5 января 1918-го года — в надежде, что до этого дня удастся подписать с Центральными державами мир (проект этого сепаратного перемирия и мирного договора разрабатывался в русском Генштабе). 3 декабря в Брест-Литовске начались переговоры. России воевать было нечем. Фронта не было. Траншеи на десятки вёрст стояли под снегом без единого солдата. Новая Социалистическая армия набиралась (за хорошее жалованье) туго. К 1 января удалось завербовать лишь 700 добровольцев. Споры в Брест-Литовске (делегацию от России возглавляли Каменев и Иоффе) не давали результата. 3 января» 1918-го года в России произошёл настоящий государственный переворот. ВЦИК Советов, где большевики имели большинство — 62 процента, издал декрет, по которому Россия объявлялась Республикой Советов р., с. и кр. депутатов. Отныне и навсегда вся власть в центре и на местах принадлежала Советам. По этому декрету, Учредительное собрание становилось учреждением устаревшим и беззаконным. 10 (23) января 3-й Всероссийский съезд Советов (с большинством большевиков) утвердил этот декрет — в этот день в России наступила Советская власть. Подписывать мир с Германией, Турцией, Болгарией и Австро-Венгрией послали министра иностранных дел Троцкого, военными экспертами при нём были генерал Самойло и адмирал Альтфатер. Сохранились ленты телеграфа спецсвязи — на многие вопросы Троцкого премьер-министр Ленин отвечает: «нужно посоветоваться со Сталиным» (очевидно, что Сталин находился на связи с генералами Генштаба).

    Почему 23 февраля — «день рождения Красной Армии"? Это был позорный день бегства русских солдат-наёмников. Немцы без боя заняли Нарву и Псков (где шла безумная матросская пьянь: военный и морской министр ленинского правительства матрос-баталер Дыбенко справлял свою свадьбу с любвеобильной Коллонтай — от чего осталось присловье: «как Дыбенко с Коллонтай пропили Псков"). Дело, видимо, в том, что 22 февраля из Могилёва в Петроград приехала большая группа генералов во главе с начальником штаба Ставки Верховного Главнокомандования генералом М. Д. Бонч-Бруевичем. Вечером они встретились с Лениным и Сталиным. Трудный разговор продлился до утра. Речь шла о спасении России.

    Требования генералов: немедленное заключение мира, на любых условиях, национализация всей оборонной промышленности — горнорудной, металлургической и прочая (с этим требованием группа генералов во главе с начальником Главного Артиллерийского управления генералом А. А. Маниковским обращалась к царю еще в 1916-м году — ответа, естественно, не последовало), новая армия строится на основе всеобщей воинской обязанности, запретить все солдатские комитеты и советы, никакого обсуждения приказов, железная дисциплина, за воинские преступления — расстрел. Ленин принял все требования. В тот же день, 23 февраля 1918-го года, Ленин имел самую тяжёлую свою битву. Его ЦК дружно и категорически выступил и против мира и против «царской» армии. После долгих часов крика Ленин ультимативно заявил, что уходит из ЦК. Поздней ночью предложения Ленина были приняты: 7 голосов за, 4 против, 4 воздержались. Рождение новой армии получило первичное оформление.

    Сталин с группой единомышленников (в жестокой борьбе против «троцкистов-ленинцев», которые презирали и ненавидели Россию) окончательно взял власть в 1930-м году. Драгоценное десятилетие было упущено. «Группе Сталина» предстояло невозможное — под видом «строительства социализма», в кратчайшие годы, не считаясь с затратами, создать в стране мобилизационную экономику, выстроить тысячи современных заводов, построить на пустом месте новейшие отрасли оборонной промышленности, которые будут выпускать наилучшее вооружение. В публичном выступлении (напечатанном в газетах) Сталин сказал, что Россия отстала от передовых государств на 50 и даже на 100 лет, и что Историей нам отпущено только 10 лет, чтобы пробежать это отставание — иначе нас сомнут. Это было сказано в феврале 1931-го года.

    Царский военный министр, член Государственного совета генерал от инфантерии А. А. Поливанов. Царский морской министр, императорский генерал-адъютант адмирал И. К. Григорович, великое имя, создатель Морского Генерального Штаба, автор Большой и Малой судостроительных программ возрождения русского флота, автор Минно-артиллерийской позиции в Финском заливе — преподавал в Академии РККФ.

    Профессорами в Академии РККА были генерал-аншефы Данилов, Гутор, Зайончковский, в Красной Армии служили генерал-аншефы Шейдеман, Черемисов, Цуриков, Клембовский, Бслькович, Балуев, Баланин, Шуваев, другой Данилов, Лечицкий, вице-адмирал Максимов, генерал-лейтенанты Соковнин, Огородников, Надежный, Искрицкий.

    В Красной Армии генерал-лейтенант Селивачев командовал Южным фронтом и громил Деникина, генерал-майор Гиттис командовал армиями, Южным, Западным, Кавказским фронтами, генерал-лейтенант Д. Н. Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Петин командовал Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло командовал Северным фронтом (где разгромил своего давнего приятеля и сослуживца по Генштабу генерала Миллера), а затем Восточным фронтом...

    Морскими силами Республики Советов командовали (последовательно) контр-адмиралы. М. В. Иванов, В. М. Альтфатер, капитан 1 ранга Е. А. Беренс, контр-адмирал А. В. Немитц. Балтийским флотом после Октября командовали вице-адмирал А. А. Развозов, контр-адмирал С. В. Зарубаев, контр-адмирал А. П. Зелёной, капитан 1 ранга А. М. Щастный. Капитан 1 ранга Б. Б. Жерве стал начальником Академии РККФ.

    Полковник Генерального Штаба П. П. Лебедев стал начальником Штаба Красной Армии, полковник И. И. Вацетис стал Главнокомандующим Вооружёнными Силами Республики Советов, полковник Генерального Штаба Б. М. Шапошников в Гражданскую войду был начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА, — с мая 1937-го года начальник Генштаба РККА, затем — Маршал Советского Союза, в войну — заместитель Сталина в Наркомате Обороны, автор нашей победы под Сталинградом...

    ответить