Как Анатолий Чубайс остался без поместья в деревне Переделки

Как выяснил Forbes, менеджер бывшего family office Чубайса оформил на себя его недвижимость, стоившую около $40 млн

Через дорогу от знаменитой дачи Бориса Пастернака в поселке литераторов Переделкино было поле, по которому поэт любил гулять. Это «пастернаковское» поле сейчас застроено просторными загородными резиденциями (см. карту). Как выяснил Forbes, усадьба на ближайшем к музею Пастернака участке в деревне Переделки строилась для главы «Роснано» Анатолия Чубайса и его супруги — сценариста, режиссера Авдотьи Смирновой. Строительство началось вскоре после свадьбы.
Огромный дом стоит полностью отделанный, но пустой. На него, участок и другие строения наложен арест. Собственник недвижимости — швейцарская компания SFO Concept AG, возглавляет ее молодой финансист Илья Сучков. По словам г-на Сучкова, в основной дом площадью 2656,8 кв. м, два гостевых дома и другие сооружения его компания вложила $50 млн. В июне и июле кредиторы SFO Concept, одолжившие компании $36 млн, подали несколько исков о возврате денег, один из них принят к рассмотрению в суде. Крупнейший кредитор — компания O1 Trust Services ltd миллиардера и друга ЧубайсаБориса Минца 62, которая в начале 2012 года выдала SFO Concept займы на сумму $22,9 млн.
Что такое SFO Concept? «Долгое время это был family office Чубайса, компания, которая управляла его активами, — говорит источник, близкий к одному из кредиторов. После выхода закона [запрещающего чиновникам владеть зарубежными активами. — Forbes] г-н Чубайс продал компанию Илье Сучкову. На компанию были оформлены кредиты от структур Бориса Минца, потому что Чубайсу просто были нужны деньги на строительство дома. А Сучков в какой-то момент понял, что является счастливым владельцем и гендиректором компании, которая владеет землей и почти построенным домом, и решил на этом сыграть».

У молодого финансиста Ильи Сучкова другая версия. «Дом в деревне Переделки изначально был инвестиционным проектом SFO Concept, — говорит он. — Он финансировался на 50% из собственных средств компании. Анатолий Борисович собирался приобрести его, но потом, видимо, передумал. А Борису Иосифовичу [Минцу. —Forbes] дом так понравился, что он захотел его себе и из-за этого инициировал все это судебное преследование».
«Это полная чушь! — возмущается источник, близкий к Чубайсу. — Дом сразу строился по заказу Чубайса под нужды его семьи». По его словам, кроме кредитов на строительство дома потрачены собственные средства Чубайса, сначала за счет реализации принадлежащего ему имущества с баланса SFO Concept, а после продажи компании он докладывал и личные средства. В целом это значительно меньше $50 млн, настаивает собеседник Forbes. Если кредиторы отсудят дом, Чубайс может его выкупить, говорит источник, но в настоящее время с учетом всей сложившейся ситуации он считает его приобретение нецелесообразным.

Молодой финансист из хорошей семьи

Площадь дома со всеми постройками оказалась в полтора раза больше предыдущей загородной усадьбы Чубайса в подмосковных Жаворонках (по данным налоговой декларации за 2010 год, оформлена на его бывшую жену Марину Вишневскую). Однако представители Минца заявляют, что O1 Trust Services пытается вернуть деньги и не ставит цели завладеть домом. «Ситуация банальная — владелец SFO Concept не возвращает деньги, которые брал на строительство дома, и решил распорядиться им по своему усмотрению», — говорит в интервью Forbes старший сын Минца Дмитрий, глава и председатель совета директоров O1 Properties.
Илья Сучков происходит из хорошо знакомой Чубайсу семьи. Его отец Василий Сучков работал вместе с нынешним главой «Роснано» еще в Госкомимуществе, старший брат Ильи Игорь 17 лет был советником Чубайса. Знакомый Чубайса рассказывает, что у Игоря было много идей: от инвестиций в сеть стоматологических клиник до строительства коттеджного поселка на берегу Икшинского водохранилища. Управлять проектами в недвижимости он позвал своего брата Илью, который в 2010 году возглавил SFO Concept.
По словам Ильи Сучкова, компания достаточно быстро перестала быть только family office и диверсифицировала бизнес: стала оказывать консалтинговые услуги, за комиссионные помогала компаниям, работавшим с ценными бумагами, привлекать клиентов. Сучков вспоминает, что два дня в неделю проводил в Швейцарии, три — в Москве, с Чубайсом обсуждал дела раз в год.
В 2013 году российским чиновникам запретили владеть имуществом за рубежом. Анатолий Чубайс продал SFO Concept Илье Сучкову. Сделка была реальной, а не фиктивной, говорят ее участники. Однако из представленных Сучковым документов о купле-продаже следует, что Чубайс не сразу расстался с контролем над компанией.
По условиям договора, Сучков должен был заплатить за SFO Concept крупную сумму в $28 млн с отсрочкой платежа, примерно столько же компания на тот момент направила на финансирование дома в деревне Переделки. В качестве обеспечительной меры Сучков подписал соглашение о расторжении договора купли-продажи без указания даты, воспользоваться которым Чубайс мог практически в любой момент. Спустя год стороны заключили новое соглашение об отказе от обеспечительных мер и завершении расчетов по новой цене $152 000, определенной в отчете оценщика (чуть менее уставного капитала размером 200 000 швейцарских франков). Сучков говорит, что часть денег взял у родителей, часть занял и добавил свои сбережения.
Источник, близкий к Чубайсу, настаивает, что срок расчетов за SFO Concept еще не наступил, при этом цена сделки значительно выше уставного капитала и эти деньги Сучков до сих пор не заплатил. «Компания SFO Concept принадлежала мне некоторое время, — подтвердил Forbes Анатолий Чубайс. — В 2013 году я продал ее другому лицу, чтобы оно занялось организацией строительства дома и привлечением финансирования. В дальнейшем дом должен был перейти в мою собственность. Насколько мне известно, компания нарушила ряд коммерческих договоренностей в части привлеченного финансирования и, видимо, это послужило поводом для подачи исков к ней от кредиторов».

«У нас были дружеские отношения»

По словам Дмитрия Минца, SFO Concept просрочила выплаты по векселю на $0,9 млн, срок погашения которого наступил в 2013 году, но серьезные вопросы к Сучкову появились только в декабре 2015 года. «Нам стало известно, что Сучков хотел перерегистрировать всю недвижимость SFO Concept на себя как на физическое лицо, без оплаты кредитов, — возмущается Минц. — Это означает для нас, что он не только не может исполнить обязательства, но даже не собирается пытаться с нами рассчитаться».
Сучков раскладывает в кабинете перед собой пачки документов — договоры займов на двух языках, отчеты об оценке. Он признает, что структуры Бориса Минца кредитовали SFO Concept. Но из договора видно, что крупнейший необеспеченный займ от O1 Trust Services ltd на $15,5 млн подлежит погашению только в апреле 2022 года, кроме того, он выдан не на строительство дома, а на пополнение оборотных средств SFO Concept AG. Еще один кредитор, Crizna Holdings ltd, одолжил на общекорпоративные цели $7,5 млн в июне 2015 года и теперь тоже добивается возврата денег в суде. По словам Сучкова, компания Crizna аффилирована с Минцем, хотя представители последнего это отрицают.
Подразумевалось, говорят кредиторы, что все кредиты пойдут на строительство дома, который выкупит Чубайс, и после этого компания погасит долги. Однако они понимают, что продажа недвижимости на рынке не позволит Сучкову рассчитаться по долгам: текущая стоимость активов SFO Concept ниже стоимости кредитов, и, по их оценке, уже в начале 2015 года собственного капитала у компании не было.
Кредиторы не исключают заключения с Сучковым мирового соглашения, но пока стороны не пришли к взаимопониманию. Сучков предлагает купить у него дом по цене $36,5 млн, исходя из отчета английской оценочной компании, название которой он не уточняет. Кредиторы же считают, что актуальная рыночная стоимость дома со всеми постройками и участком — всего $12,55 млн, во столько ее оценила компания Knight Frank.
«Представители Бориса Минца принуждают продать недвижимость в Переделках по заниженной цене — сначала давали $7 млн, потом $12 млн, что ставит компанию перед угрозой банкротства и привлечения к уголовной ответственности менеджмента SFO Concept, — говорит Сучков. — Если Минц потом уступит недвижимость по этой цене Чубайсу, это будет означать помощь в легализации доходов, ведь его официальный доход не позволяет приобрести объект недвижимости у SFO Concept по рыночной стоимости». Он также считает, что выдача Минцем необеспеченных займов на десять лет может быть просто переводом принадлежащих Чубайсу денежных средств для легализации части доходов, и, чтобы проверить это, направил запрос в правоохранительные органы Кипра.
По расчетам Forbes, официальные доходы Чубайса в 2010-2015 годах превысили 2 млрд рублей. Рассчитаться за дом в деревне Переделки он планировал за счет реализации имущества ЗПИФ «Перспективные компании», учрежденного вместе с Минцем (см. врез).
«Кредиторы, надо признать, долб[...]. Степень доверия Сучкову была высокой, и кредитные отношения оформлены не блестяще», говорит один из финансистов, участвовавших в кредитовании стройки. «Мы могли бы иметь в суде более сильную позицию при взыскании долга, если бы занимались кредитованием стройки как коммерческой, жесткой сделки», — говорит Дмитрий Минц. «Никто не предполагал, что выяснять отношения с Сучковым придется в суде. В свое время Чубайс по-человечески очень помог Илье», — говорит знакомый Чубайса. Сучков считает, что ничего Чубайсу не должен.
В Арбитражном суде Московской области Сучков одержал победу: суд отказался рассматривать иск O1 Trust к SFO и ходатайство об аресте активов, поскольку посчитал, что кредитор не доказал связь между объектами недвижимости и кредитными отношениями. Однако брянский арбитраж, куда обратился второй кредитор, компания Crizna, в конце июля все-таки арестовал спорную недвижимость. Суд учел, что она может быть продана без ведома кредиторов: участок вместе со строениями на интернет-площадках продается по ценам в районе 920-950 млн рублей, хотя неизвестно, кто инициатор этих объявлений.
Судья также сослался на дополнительное соглашение к договору займа, в котором за SFO Concept поручился бывший доверительный управляющий ее недвижимостью в России — ООО «СФО Концепт Консалтинг». Соглашение подписал гендиректор компании Сергей Крыченко — бывший охранник Чубайса, работавший его помощником в РАО ЕЭС. В нем сказано, что поручитель несет солидарную ответственность по кредиту, взятому SFO Concept на строительство дома в деревне Переделки. Отдельный пункт предусматривает разбирательство спорных вопросов не в Лондонском международном третейском суде, а в Арбитражном суде Брянской области.
«Допсоглашение к договору займа — чистой воды фальсификация», — возмущается Сучков и показывает копию документа. Из него следует, что цель кредита изменилась, выбор брянского арбитража ничем не мотивирован, при этом заемщика даже никто не уведомил о появлении поручителя. Для Сучкова такой поворот оказался полной неожиданностью, ведь, по его словам, он был в дружеских отношениях с Крыченко, хотя они и расторгли договор о доверительном управлении недвижимостью в конце 2015 года.
В апелляционной жалобе Сучков доказывает, что у его компании нет просрочек по кредиту Criznа, поэтому у кредитора нет оснований для взыскания долга. По его версии, за месяц до истечения срока кредита в конце октября 2015 года Crizna переуступила долг некой Denian Limited (BVI), также аффилированной с Минцем, а та, в свою очередь, подписала документ о прощении долга. «О том, что этот долг будет прощен, договорились с Минцем изначально, у нас были дружеские отношения», — объясняет Сучков.
Зачем Минц подарил несколько миллионов долларов бывшей компании Чубайса и было ли это на самом деле, другие участники дела не говорят. В «Роснано» подчеркивают, что к Чубайсу эта ситуация прямого отношения уже не имеет, так как он вышел из всех проектов с участием Сучкова. «Структура владения активами Анатолия Чубайса соответствует требованиям российского законодательства, а все доходы задекларированы», — утверждает заместитель предправления по внешним коммуникациям Роснано Андрей Трапезников.

Чубайс в интервью Forbes недавно признался, что у него есть небольшой family office, но он не настолько богат, чтобы попасть в список Forbes. Как и скромный в быту Пастернак, он мог бы посетовать на жизненные трудности словами великого писателя о его доме в Переделкино: «Надо было решать, брать ли ее [дачу], ездить следить за ее достройкой, изворачиваться, доставать деньги…»

Интересна статья?

0 комментариев *