О роли идеологии (ответ Кунгурову)

• Историческое враньё с Николаем Сванидзе
• Простая суть коммунизма
• Танки били по верховному совету РСФСР из 1983
 
      Существует ли польза от официальной государственной идеологии, или это нечто вроде рекламного слогана, по которому мою «продукцию» легче отличить от конкурентной; является ли идеология маркетинговым ходом, или она имеет более глубокие корни? При бесстрастном взгляде на политическую жизнь США, где уже не одну сотню лет партия демократов делит административные посты с партией республиканцев, складывается устойчивое впечатление театра. Есть идеологические противоречия, разнообразие, споры, но в целом одна и та же труппа разыгрывает перед народом одну и ту же пьесу, цель которой заставить верить во всенародный выбор и честную конкурентную борьбу. История же говорит нам, что, во-первых, совершенно не имеет значение личность и партийная принадлежность администрации США, так как политика США на протяжении столетий преемственна, последовательна, а, во-вторых, президент США фактически обладает не большей властью, чем английская королева. Формально он решает и определяет, но когда он начинает этим пользоваться, случаются чудеса вроде пули выпущенной в Джона Кеннеди из винтовки с ручным затвором, проделавшей 14 дырок, 28 раз изменившей траекторию своего полёта, в конце пути подобно терминатору из жидкого металла восстановившейся, и смазавшейся маслицем. Спецслужбы, суды, СМИ хором взваливают вину на убийцу-одиночку, которого тут же гасит какой-нибудь патриот, сам вскорости случайно умирающий. Если вспомнить, что денежные знаки этой страны являются мировой денежной единицей, бесконтрольно печатаются Федеральной резервной Системой триллионами в год, и выкидываются на мировой рынок, то есть путём фальшивомонетничества грабятся экономики за пределами США, такое положение дел получает совершенную законченность. Можно свысока своего военного могущества тыкать мир в «отсутствие у него демократии» не имея при этом даже прямых выборов.               
      Другой пример «важности» идеологии Греция десятых годов двадцать первого века, загнанная неконтролируемой эмиссией $ в долговую кабалу, изнурённая экономическими ограничениями, выжимающими из населения «излишки». Самые бедные сидят без электричества, питаются бесплатным супом, «средний класс» превращается в бедных; урезаются под корень пенсии, стипендии, зарплаты. Население начинает требовать прекратить этот террор даже путём выхода из ЕС. Но ЕС не выгодно ронять престиж из-за какой-то нищенки, важно втянуть в Союз побольше лохов, представить членство заветным счастьем, купив оппозиционеров. Когда греческий народ дозревает до активных протестов, буржуазных политиков сменяет социалистическая партия Алексиса Ципраса, получившая большинство на фоне обещаний отказаться выплаты «репарации», свернуть политику экономии. И… что? Социалист Ципрас заняв пост премьер-министра, тут же перекрасился в капиталистического холуя, продолжив дуть в буржуазную дудку. Из таких примеров состоит вся политическая жизнь буржуазного общества. Но значит ли это, что любая идеология всего лишь театр?
      Вопрос задан на фоне дискуссии, развернувшейся вокруг создания некоего политического чучела «Комитета 25 января», марксистской реакции на него, изложенной в статье «Гапоны из Комитета 25 января» и реакции на эту реакцию известного интернет-писателя Алексея Анатольевича Кунгурова в статье «Что делать русским революционерам в текущий момент?» Упомянутый комитет, вопреки утверждениям его членов, интересен нам не из-за его геополитического влияния, а как образец оппортунистического мышления и идеологической шизофрении. Важно дать марксистскую оценку, предельно кратко и понятно её объяснить.     
      Суть мысли Кунгурова, - экономика определяет социально политическое устройство общества, а идеология некий фон, имеющий не большее значение, чем в любом капиталистическом государстве, - красивая обманка. Царизм проиграл научно-техническую гонку, и потому уступил большевикам, оказавшимся на высоте благодаря широким методам принуждения, и аморальности. Большевики утилизировали все протестные группы, например, пьяных матросов, которых потом гасили в Кронштадте из пулеметов и орудий. Если в период Октябрьской революции марксизм знали и понимали даже в РСДРП(б) единицы, он был просто шаманским бубном, ибо ничего не определял, ни на что не влиял, всё и так делалось. Решали люди действия, и вот из таких же героев состоит «Комитет 25 января». «О, вы еще сами будете аплодировать, когда в вашем городе центральный проспект нарекут именем комиссара Просвирнин, а «кровавому террористу» Стрелкову  под барабанную дробь пионеров-лимоновцев откроют памятник прямо напротив университета им. профессора Багдасаряна», - заканчивает своё послание человечеству Алексей Анатольевич.  
*      *     *
      Чтобы дать оценку роли марксизма, нужно его знать. Определить его можно всего лишь одной цитатой Маркса: «Нельзя уничтожить рабство без изобретения улучшенного земледелия, а крепостное право - без появления паровой машины… Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества…» Для Кунгурова и его комитетчиков расшифровываем: вы правы, утверждая примат экономики над идеологией и политикой, но вы недостаточно правы, так как не видите экономических причин за общественно-экономическими формациями. Не «христианские ценности», досужие домыслы, или рассуждения философов уничтожили рабство и крепостничество, а элементарная выгода, даваемая техническими новшествами. Когда земля благодаря изобретениям стала приносить больше дохода её владельцу, чем завоевательные походы и грабежи, всё общество было переформатировано под новые приоритеты. Когда паровой станок начал сказочно обогащать владельцев мануфактур и через налоги весь правящий класс, понадобилось очень много рабочих рук, для чего в процессе буржуазных революций написали законы, облегчающие приток крестьян в города, гарантировали владельцам средств производства неприкосновенность частной собственности, отменили сословное общество. Свободное предпринимательство как огород, за которым не ухаживают; посадили, - что выросло, то выросло. Прошёл дождик, не прошёл, было сыро, сухо, холодно, голодно, паразиты напали, - никто предсказать не может. Стране нужно такое-то количество гвоздей и ракет по установленному ГОСТУ, но найдутся ли желающие их делать, получится ли у них, выдержат ли ГОСТ, - неизвестно. Когда страна представляет собой огромный завод, где миллионы копошатся по строгому плану, ресурсы распределяются под надзором, и в нужной пропорции, когда новшества внедряются по команде и сразу везде, развитие и рост идут фантастически быстро. Таким образом марксизм в контексте Великой Октябрьской социалистической революции это не просто бубен, а начало строительства новой экономической формации. Выпущенный Институтом Российской Истории РАН в 1997 году трехтомник Истории России, рекомендованный Государственным комитетом РФ по высшему образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности «история» приводит такие цифры: За годы советской власти образовалось 1300 городов, то есть 200% от дореволюционного количества; между тем, как за такой же срок, примерно в 75 лет, до революции, прирост составил всего 10%. Масштаб урбанизации составил 60% от общего числа; то есть к моменту революции 20% жили в городах, 80% - в деревне, а к 1991 году 80% в городах, 20% в деревне. Это действительно невиданные для всего мира темпы развития, при ничтожных внешних займах, в условиях постоянного враждебного окружения, при затратах на участие в двух мировых войнах. Не возможно не признать экономического чуда большевиков. Те же самые процессы протекавшие в европейских странах, ушедших далеко вперед, растягивались на много веков.
 
Притом, что город это
 - фабрики, заводы,
 - школы, ВУЗы,
 - детские сады,
 - больницы и поликлиники,
 - библиотеки, театры, кинотеатры, парки,
 - канализация, электричество, центральное паровое отопление, бесплатное жильё,
 - городская культура, наконец, с большими возможностями.
 Одним словом всё то, чего лишена деревня, ВСЕ БЛАГА ЦИВИДИЗАЦИИ облегчающие жизнь.
 
      За 75 лет советской власти было построено в двадцать раз больше городов, чем за такой же период сладкого и православного царизма, а это значит, что в двадцать раз больше было построено фабрик, заводов, библиотек, больниц, поликлиник, детских садов, театров, кинотеатров, стадионов, парков, жилого фонда (БЕСПЛАТНО! с центральным отоплением, электро-водоснабжением, канализацией, радиоточкой), учебных заведений всех уровней, и т.д., то есть реально облегчена жизнь всего населения. Сравнение демографических показателей говорит нам, что людей в СССР стало прибавляться не меньше, чем при хорошем православном царизме (сокращение рождаемости компенсировалось уменьшением детской смертности), а людские потери за счёт роста здравоохранения и механизации сократились. Без перехода к социализму – плановой экономике, не удалось бы совершить такого колоссального прорыва, а без марксизма спроектировать социализм. Вот и выходит, - социализм наука, незнание которой делает весь ваш комитет в лучшем случае слепыми котятами.
      Тут обычно антикоммунисты замечают, что раз СССР больше нет, значит, он мертворожденный, никуда не годный проект, а социализм – марксизм собачья чушь. Но давайте ещё раз вспомним, как было на самом деле. СССР, чей бюджет всего лишь на 3% наполнялся от поставок за границу нефти и газа, продемонстрировал свою устойчивость в полной мере, пока Генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачёв не издал ряд законов дающих директорам предприятий свободу вывоза своей продукции за границу, кражи фондов, распродажи имущества. К чему это привело хорошо изложено в книге ближайшего сподвижника Бориса Ельцина, Михаила Полторанина, которому Ельцин был обязан своим президентством. Ещё раз процитируем это место.   


«Расставило все по местам в мае 88-го принятие Верховным Советом СССР закона «О кооперации». За густым частоколом статей с общими фразами пряталась суть: разрешалось создавать кооперативы при предприятиях, почти на условиях цехов — с правом использования централизованных государственных ресурсов. Только в отличие от цехов и даже в отличие от самих предприятий эти кооперативы могли по закону самостоятельно проводить экспортные операции, создавать коммерческие банки, а за рубежом — свои фирмы. Причем выручка в иностранной валюте изъятию не подлежала (ст.28), а за всю финансово-хозяйственную деятельность кооперативы отчитывались только перед своими ревизионными комиссиями. А затем пошло и поехало. Весь 88-й и начало 89-го сходили, как с конвейера, постановления Совмина СССР (я насчитал 17 документов) — отменявшие госмонополию на внешнеэкономическую деятельность, запрещавшие таможне задерживать грузы кооперативов, разрешавшие оставлять выручку за кордоном и т. д. и т. п. Тропинка, проложенная властями, привела нас к намеченной ими цели: сначала освободили предприятие от обязательств перед страной, затем передали активы этих предприятий в руки кооператоров и вот наконец распахнули настежь границы. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы предугадать тогда, как будут созданы кооперативы и чем они начнут торговать за границей, получив доступ к государственным ресурсам. Не автомобилями же «Иж-комби» и не обувью «прощай молодость»! За считанные недели при большинстве предприятий были зарегистрированы кооперативы — присоски, хозяевами которых стали родственники директоров, секретарей обкомов, председателей облисполкомов и, конечно, влиятельных чиновников из Москвы. Секретарям обкомов — главной опоре режима, наверно, в голову не приходило, что конвертируя в валюту свою личную власть, они роют могилу Системе в целом. Из государственных фондов на фабрики и заводы по-прежнему шли ресурсы для выпуска продукции, но теперь по закону директора были сами с усами. Они стали сливать эти ресурсы в собственность «семейным» кооперативам, а те отправляли их за рубеж на продажу. Началась, как тогда говорили, эпоха ВРГ — Великой Растащиловки Государства. Цемент и нефтепродукты, металл и хлопок, пиломатериалы и минеральные удобрения, резина и кожа — все, что государство направляло предприятиям для переработки и насыщения внутреннего рынка, пошло железнодорожными составами за рубеж. Через зеленые зоны на наших границах. И там, за рубежом, чиновники стали складывать капиталы в кубышки, а вскоре инициировали разрушительную реформу банковской системы СССР. Чтобы в час «X» легально, через свои банки, ввезти эти деньги, или, как называют экономисты, переходную ренту в страну для скупки обескровленных предприятий. Они уже тогда, задолго до 92-го года, готовились к приватизации. И, полагаю, уже тогда запланировали выпускать чеки-ваучеры не персональные, а обезличенные. Так проще было стать хозяевами новой жизни. А что дали нам с вами эти меры кремлевской власти? Повсеместный дефицит и остановку производства.
<...> Держава прочно стояла на ногах. В 85-м у СССР практически не было внешнего долга (а в 91-м он уже составил колоссальные суммы). Да, цена нефти в мире упала до десяти долларов за баррель (значит везде наблюдалась рецессия). Но страну еще не успели посадить, как наркомана, на две трубы — нефтяную и газовую. Всем тогда хотелось большего, хотя за экономические показатели стыдиться не приходилось: за 1981—1985 годы валовой национальный продукт СССР возрос на 20 процентов (США — только на 14, а Италии, Англии и Франции— меньше чем на 10 процентов). Даже в 87- м — по инерции — страна сохраняла стабильное положительное сальдо во внешней торговле: превышение экспорта над импортом исчислялось многими миллиардами долларов. Шел выпуск продукции в многопрофильных отраслях — даже капстраны покупали у нас силовые турбины, шагающие экскаваторы, механизированные комплексы для угольных шахт, станки, самолеты, конденсаторы, речные суда на подводных крыльях и многое-многое другое. И все это стало на глазах испаряться.
<...> Пять копеек стоил проезд в метро и автобусах, а хотелось ездить бесплатно. Получали бесплатные путевки в санатории, на курорты и досадовали, что там не «все включено». За киловатт-час электроэнергии платили четыре копейки, на том же уровне с нас брали за квартиры и газ, а мы возмущались: почему не снижают цены! В бесплатной медицине мы требовали введения института семейных врачей, а в бесплатном высшем образовании — постоянного повышения стипендий. Просто мы привыкли с каждым годом жить лучше, и нас не интересовали проблемы властей.
<...>Продуктов питания на душу населения производилось тогда значительно больше, чем сейчас. Из развитых стран по этому показателю мы уступали только Соединенным Штатам Америки. Даже благополучная Англия на душу населения производила в год меньше России: пшеницы — на 61 килограмм, картофеля — на 118, мяса — на 2,5, молока — на 120, масла — на 3,9 килограмма, яиц — на 118 штук. Это доступные цены для всех не давали товару залеживаться на полках. Но проблема была и здесь — из-за нехватки хранилищ и перерабатывающих мощностей страна в цепочке «поле — прилавок» ежегодно теряла до 1,5 миллиона тонн мяса, 8,5 миллиона тонн молока. Крупные мясокомбинаты и многие заводы пищевой отрасли были построены еще до Великой Отечественной войны.
<...>
Итоги правления Ельцина в цифрах известны. Напомню некоторые из них:

• бюджет страны сократился в 13 раз;
• население уменьшилось на 10 миллионов человек;
• по уровню жизни Россия переместилась с 25-го на 68-е место;
• в 20 раз увеличилось количество бедных;
• в 48 раз выросла детская смертность от наркотиков;
• в 2,5 раза выросла смертность младенцев;
• примерно в два раза сократилось производство сельхозпродукции;
• в 2,3 раза упал выпуск машиностроительной продукции;
• в 5 раз сократился объем капиталовложений;
и проч. и проч.»

 
      Буржуазное телевидение России очень любит показывать хроникальные съёмки длиннющих очередей в советские магазины периода «перестройки» с совершенно пустыми прилавками, мол, социализм нежизнеспособен, но вся суть состоит в том, что прилавки опустели из-за отказа от него! Правильно сформулированный вопрос должен звучать так: как случилось, что руководство КПСС при молчаливом согласии рядовых членов партии, словно сойдя с ума, уничтожило отлично работающий механизм? Ответ на него был дан ещё в 1937 году в книге "Преданная революция" непосредственным руководителем Октябрьской революции Львом Троцким, детально описавшим 1991 год и его причины,  - уничтожение оппозиции в СССР. Единоначалие полностью устранило мнение первичных коммунистических организаций. СССР представлял собой стул на двух ножках, - на нём можно было некоторое время сидеть, сохраняя равновесие, но, в конце концов, после ослабления внимания он падал. Просто потому, что никто никогда раньше такого не делал, не знал побочных эффектов, не имел готовых решений.
*     *      *
      Какими бы неразборчивыми в средствах не являлись большевики, в одном они были абсолютно убеждены, - без теории им смерть, и когда использовали людей действия, то это они их использовали согласно своему плану, а не наоборот. Теория же их была предельно проста, - полный и безоговорочный запрет на владение частной собственностью на средства производства, и эксплуатацию человека человеком. Без большевиков люди дела были способны только на борьбу с водкой путём её уничтожения через употребление, на разграбление складов и магазинов, да на период ленивого безделья между своими основными занятиями. Люди действия из комитета 25 января неспособны даже на это.  

Полковник ФСБ Гиркин: успешно работал только в составе спецопераций ФСБ как-то, при закладке гексогена в жилые дома осенью 1999 года, и при захвате административных зданий в Крыму и на Украине.  

Писатель Эдуард Лимонов: присутствовал в зонах конфликтов как военный корреспондент, с творческими целями. Создал небольшую молодёжную организацию лиц с обострённым чувством справедливости.  

Художник-провокатор фотожаб Егор Просвирнин: то, во что с годами превратился главный герой фильма "Один дома".

Писатель Максим Калашников: неплохой фантаст.

Писатель Алексей Кунгуров: хороший публицист.  
И т.д.
      Они люди дела? Ну, если только писательского. Даже в этом случае им придётся ждать, пока какие-нибудь большевички не соизволят их попользовать в своих целях.

      Марксизм-ленинизм не идеология, а теория, по которой было построено самое эффективное общество в мире, и совершенно не важно, сколько людей в нём его понимали. Много ли людей знают законы физики, подпирающие современный быт, начиная от жилищ, и как это мешает им пользоваться благами цивилизации? Важно положить их в основу общественного устройства. Конечно, и у социалистического общества есть формы пропаганды, но в отличие от буржуазного общества в котором политическая жизнь имитируется, социалистическая пропаганда - пропаганда научного мировоззрения. В буржуазном обществе создаётся ложная конкуренция, и даже если в результате народного волеизъявления к административным рычагам приходят социалисты, они тут же оказываются законсервированными буржуазными холуями, - последний пример, как уже говорилось выше, «социалистический» греческий премьер Ципрас. Реальных социалистов победивших на выборах, буржуазии надоело отстреливать со времён Пиночета. СССР распался по той же самой причине, - имитация политической жизни, но теперь мы знаем опасность этого родимого пятна капитализма. К месту вспомнить В.И. Ленина: Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.  

      Не стоит на фоне надвигающихся политических изменений делать аналогию с распадом и гражданской войной 1917-1924гг.; всё произойдёт так же естественно, как формирование монархической формы правления маскируемой под республиканскую, после смерти советской власти, если, конечно, вовремя нейтрализовать Рамзана Кадырова, готового в любой момент отколоть Кавказ. На распутье между гибелью и реставрацией социализма в полном объёме колебаний не будет. Вся схема социалистического функционирования давно создана. Так что комиссар Просвирнин останется в памяти человечества только толстым клоуном, пугающим окружающих своими нелепостями, Эдя Лимонов литературно-одарённым бисексуалом, Максим Калашников неисправимым мечтателем, Константин Крылов местным Гитлером, а Алексей Кунгуров готовым на всё политтехнологом. «Люди дела» повзрослевшей истории больше не нужны. Роль людей ответственных и самостоятельно мыслящих останется той же, - безжалостная критика новой номенклатуры, не дающая ей деградировать.       
Поливанов О.И.
04.02.2016г

Интересна статья?

0 комментариев *