Царственный кретин

Юрий Мухин

Под бабьей пятой

Как выглядит Николай II в описании Спиридовича?

Было у Николая огромное желание иметь все блага, полагающиеся императору России, но не было ни малейшего желания привести Россию к успеху ЛИЧНО. Понимаете, ЛИЧНО! Это в данном случае главное. Нет, он был не против того, чтобы нанятые им министры добились успеха для России, но сам он этим заниматься не желал – это отвлекало его от любимых дел – от фотографии, от прогулок, от чтения вслух с выражением романов своей семье, от охоты на кошек и ворон.

Напомню, что Николая II можно считать лучшим кошкодавом мира. Скажем, согласно отчетам об императорской охоте, к примеру, в 1902 году, помимо зверя, которого Николай II убивал при специальных выездах на охоту в царские заповедники, он охотился и во время своих ежедневных прогулок, стреляя ворон и всякую, попадавшую ему на мушку живность. И в 1902 году император со свитой и егерями убил на охоте 22 рябчика и 3341 ворону. Кроме этого, на императорской охоте было убито 20 волков, а на прогулках - 899 бродячих собак и 1322 кошки! Это за один год!

Возможно, Николай II и не был органическим дураком, но нежелание лично вникать в те дела государства, которые идут плохо или нуждаются в улучшении, сделали его таковым. Николай не развивал свой ум, не развивал его в деле, которым руководил. Я считал его социопатом – человеком, до крайности равнодушным к другим людям, человеком, не способным понимать и принимать чувства и желания других людей. После книги Спиридовича думаю, что для краткости и простоты Николая II можно считать крайним глупцом – царственным кретином.

А если дать немного подробностей, то Николай, в первую очередь, был крайне некомпетентен в деле управления государством, но не признавался в этом и себе. Был уверен, что подписание им бумаг это и есть его царская работа во всём объёме, и он с своей царской работой справляется замечательно! И его жена в этом тоже была уверена. Но от, так сказать, прогрессирующей некомпетентности у него развился страх ЛИЧНО принимать государственные решения, и возникло стремление найти кого-то, кто бы эти решения за него принимал – «подсказывал» их. Советчиков вокруг было полно, но ведь Николай не понимал, что именно они советуют – правильно или нет, а отвечать надо будет ему. Посему тасовал и тасовал людей вокруг себя, стремясь окружить себя «верными» людьми.

Он довёл ситуацию до предельного маразма. К примеру, вёл себя как полностью придурковатый подкаблучник – обезумевшая толи от страха, толи от глупости императрица буквально командовала Николаем, меняя премьеров, министров и даже Главнокомандующего русской армией (и это во время войны!), как она думала, на всё более преданных Николаю и ей. Спиридович, кстати, был и ей предан, и его обижало, что она не верила и ему, тем не менее, вот несколько цитат.

«На Государя приезд супруги производил всегда самое благотворное впечатление. Близкие люди знали, как любил Государь эти приезды. Их Величества составляли исключительное, по взаимной любви и дружбе, супружество. Трудности, сплетни лишь сплачивали их».

«Штюрмер, по мнению Царицы, не годился на новую роль. Макаров уже скомпрометировал себя на посту министра Внутренних дел, а Хвостов, дядя Алексея Хвостова, несправедливо преследует Сухомлинова и очень стоял за его арест. К тому же и «Старец», который «понимает и чувствует всё правильно», узнав про назначение Штюрмера, пришел просто в ярость. Он повидался с Вырубовой и всё повторял: «С этим ему будет конец, «крышка»». По просьбе «Старца» Царица ваяла с собой Вырубову и 6-го числа выехала в Могилев».

«Искренно веря, что она умно помогает Государю, она продолжает советы. Царица советует удалить адмирала Нилова, сменить Поливанова, Сазонова, Бонч-Бруевича. Выдвигает Иванова на пост Военного министра. Предостерегает Государя относительно Игнатьева и даже Воейкова и т. д. и т. д. Царица была искренно уверена, что весь круг преданных и верных людей Государю это: Распутин, Вырубова, Саблин да еще несколько человек и это всё. Все остальные на подозрении: кто больше, кто меньше».

«Со своей стороны и Царица, наслышавшись много в Петрограде, неоднократно писала Царю о том, что все винят Безобразова за напрасные потери и советовала сместить Безобразова. …Выслушав доклад Алексеева, по совещанию с ним, Государь сместил Безобразова, Вел. Кн. Павла Александровича, Рауха, Игнатьева и еще несколько более мелких начальников».

«Будь Петром Великим, Иваном Грозным, Императором Павлом, сокруши всех», - писала Царица мужу 14 декабря. – «Я бы повесила Трепова за его дурные советы. Распусти Думу сейчас же. Спокойно и с чистой совестью перед всей Россией я бы сослала Львова в Сибирь. Отняла бы чин у Самарина. Милюкова, Гучкова и Поливанова - тоже в Сибирь. Теперь война, и в такое время внутренняя война есть высшая измена. Отчего ты не смотришь на это дело так, я, право, не могу понять?»».

При этом ополоумевшая дура искренне не понимала, что именно она эту«внутреннюю войну» именно она начала и именно она ужесточает.

Но если царю обязаны были докладывать обо всём в государстве и он обязан был во всём разбираться, то царице государственные дела никто не докладывал и она был некомпетентна ни в решении государственных дел, ни в том, кому поручать те или иные дела. Соответственно, в навязываемых Николаю кадровых вопросах и она не собственные решения принимала, а решения тех, чьи советы она слушала, - того, кому верила. А верила она Распутину – «Старцу». И если этот тип в начале вёл себя так-сяк прилично, то вскоре совершенно обнаглел и за взятки устраивал взяткодателей на государственные должности через императрицу. Внешне выглядело, как вроде бы царь назначил этого премьер-министра или этого министра, а на самом деле, министра назначила взятка, данная Распутину. Кончилось тем, что последним министром внутренних дел империи, который обязан был защитить монархию от внутренних смут (а Распутина, кстати, от смерти), был назначен психически ненормальный тип, нагло обманывающий императора, чтобы предстать перед ним настоящим министром. К примеру, столица уже вовсю бунтовала, а министр внутренних дел руководствовался гороскопами и слал рапорты царю и царице, что в столице всё спокойно и под контролем.

Царственный бездельник и элита

И тут нужно понять, что если не Хозяин - не царь, и даже не «слетевшая с катушек» его баба, а какой-то простой мужик определяет, кому занять государственную должность (вернее, кормушку, поскольку эти люди по-другому на эти должности смотреть не умели), то тогда в России многие тоже захотели определять, кому и какие в России занимать государственные должности. (Распутин может, а мы почему не можем?!) Захотели этого и великие князья (родственники царя), и люди с деньгами, и депутаты Думы, и иностранные державы. И, по описанию Спиридовича, всю войну верхушка управления Россией представляла из себя банку с пауками – несколько кланов дрались друг с другом за государственные кормушки. Разумеется, не гнушаясь никакими способами для того, чтобы втереться в доверие к царице, или для того, чтобы скомпрометировать царицу и её пентюха мужа и убрать их от власти.

Сегодняшнюю Россию в пример той России привести нельзя, поскольку фашисты в Кремле намертво задушили в России хоть какие-то ростки реальной внутренней политической жизни - Россия сегодня это кладбище народовластия и своего будущего. А вот Украина чем-то похожа на ту камарилью, которую описывал Спиридович. Ни у кого в той императорской России не было никаких авторитетов и, что интересно, их там среди той элиты действительно и не было (как и сегодня на Украине и в России), – на месте элиты той России была всё какая-то подлая мелочь, думающая не о стране, а сугубо о своих личных интересах.

Вот, скажем, Спиридович описывает попытку семьи Романовых как-то повлиять на царя и убрать Распутина от власти. От семьи Романовых была послана к царю старшая сестра царицы, на тот момент вдова родного дяди Николая II, Сергея Александровича, убитого революционерами-эсэрами. (Сначала дядя Сергей женился на старшей сестре великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV, а потом Николай II - на младшей).

«3 декабря к вечеру, Великая Княгиня приехала в Царское Село. Она хотела говорить с Государем, но Царица категорически заявила, что Царь очень занят, он завтра утром уезжает в Ставку и видеться с ним невозможно. Тогда Елизавета Федоровна стала говорить с сестрой-Царицей. Она старалась открыть ей глаза на все происходящее в связи с Распутиным. Произошел резкий серьезный спор, окончившийся разрывом. Александра Федоровна приняла тон Императрицы и попросила сестру замолчать и удалиться. …Утром Елизавета Федоровна получила от Царицы записку, что поезд ее ожидает. Царица с двумя старшими дочерьми проводила сестру на павильон. Больше они не виделись». Вы полагаете, сестру царицы и семью Романовых волновала судьба России? Отнюдь! Никто о России не вспоминал. Уходя от царицы великая княгиня Елизавета Федоровна, бросила сестре:«Вспомни судьбу Людовика 16-го и Марии Антуанет». То есть, не Россия волновала Романовых, а то, что этот безвольный придурок на троне со своей сошедшей с ума бабой и их потащит за собою на плаху.

Вообще-то, книга в этом смысле замечательная: Спиридович описал с более сотни персонажей элиты царской России того времени, и всех их волновали поступки дурака на троне, но… исключительно с точки зрения личных интересов! Народ России элиту не волновал - никто из описанных Спиридовичем персонажей (кроме революционеров), не то, что о народе, а даже о потерях на фронте не вспоминает.

Теперь о вопиющем. Николаю II не было и 50 лет, он был здоровый, физически крепкий мужчина, как говорится, на нём пахать можно было. И хотя Спиридович об этом нигде не говорит, но описывая царя, всячески подтверждает то, о чём говорят другие современники - Николай всячески уклонялся от управления Россией, уклонялся от своих обязанностей. Все отмечали, что Николаю было в тягость не то, что думать над государственными делами, но даже выслушать доклады о них. И он не особо это скрывал и все его министры и генералы это видели.

Вот интересный штрих, смысл которого, возможно, понятен только руководителям. Союзники беспокоились, чтобы Россия построила железнодорожную ветку к Мурманскому порту, чтобы удобнее было снабжать Россию. Спиридович мельком пишет: «Пуанкаре просил передать Его Величеству, премьеру и министру путей сообщения Трепову просьбу, чтобы Мурманская дорога была закончена к осени. Министры и были предупреждены. Но ни один из них не доложил об этом Государю».

Оценили ситуацию? Создавалась артерия, обеспечивающая снабжение воюющей России по самому короткому и быстрому маршруту (дорога была построена), а царь об этом ничего не знал, поскольку министры не считали нужным тратить время на доклад ему, и им не хотелось видеть его скучающую физиономию во время этого доклада.

Всю войну среди «элиты» не могли найти подходящего главу правительства России и не только потому, что кого-бы ни поставили, а противоположная партия начинал грызню и интриги. А потому, что среди вертящихся у трона не было подходящих кандидатур – людей, не боявшихся ответственности.

Начала Россия войну с пропахшим нафталином 75-летним Горемыкиным в роли главы правительства, кстати, вступившим в должность в этом же 1914 году. В 1916 году заменили этого старика на молодого, всего 68-летнего Штюрмера, о котором Спиридович вспоминал: «…помочь делу он не мог и, прежде всего, потому, что был ни только очень стар, но даже дряхл. На одном большом заседании в Москве он заснул. Вызвав меня однажды к себе, в Петрограде, в 9 час. вечера, он задремал при разговоре, да как задремал!». В результате, на Штюрмера ещё и возложили обязанности министров внутренних и иностранных дел. Наконец, к концу 1916 года нашли молодого (для такой должности), 54-летнего Трепова, толкового министра железнодорожного транспорта, но того, через полтора месяца сожрала царица с Распутиным. Далее Спиридович сообщает: «Вернувшись с елки, Государь гулял с Вел. Кн. Ольгой Николаевной. Играл с любимыми собаками. …После чая Государь принял члена Гос. Совета, старого князя Н. Л. Голицына, состоявшего председателем комитета по оказанию помощи русским военнопленным. По этой должности князь довольно часто имел доклады у Императрицы Александры Федоровны и заслужил доверие Ее Величества. Он был приглашен к Императрице, но когда явился во дворец, был принят самим Государем. Государь оказал, что Царица пока занята и начал с ним разговаривать, но затем, улыбнувшись, сказал: «Я с вами хитрю. Вас вызвал я, а не Императрица. Я долго думал, кого назначить председателем Совета министров, вместо Трепова, и мой выбор пал на вас». Поблагодарив, Голицын заметил, что при его преклонных годах ему будет трудно справиться с новой трудной заботой. Государь как будто и согласился с ним и милостиво распрощался. Через два дня был опубликован Указ об его назначении». В результате последним главой правительства Империи, лично принявшим на себя удар революции, был 67-летний молодец, имевший опыт работы в должности 1 месяц, и перед назначением его главой правительства не имевшим ни дня хоть какого-либо предшествовавшего опыта работы в правительстве.

И у меня вопрос к Николаю II, а что же ты, сукин сын, сам не возглавил правительство? Ведь в России никого не было с таким формальным государственным опытом, как у тебя! Ты же в должности царя уже 20 лет слушал доклады и формально обязан был быть в курсе всех государственных дел лучше, чем кто-либо! Что же ты свою царскую работу по управлению Россией даже во время войны на стариков переложил, заведомо зная, что они не потянут эту должность и в мирное время?!

Итак, шла война, массы русского народа уже воевала и гибла, массы ковали оружие и выращивали хлеб. А что конкретно делал царь? Об этом в следующей части.

(продолжение следует)

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Света Васильева     #2     0  

    Полная душевная глухота, патологическая жестокость, очевидно, и на умственных способностях отражаются. И этого царя, морального урода, маниакально убивающего животных, еще и к лику святых причислили. Позорище! Наверное, этот "святой" теперь покровительствует живодерам и всяким убийцам-охотникам.

    ответить